1306 0 10-05-2012

Разве это люди?!

 

Хоть бы у одного - сочувствие, интерес, забота. Разве перед ним не человек сидит? В том то и дело, что человек, а не понимают. Ведь по сути ты к ним с лаской, добротой, с самыми искренними желаниями протянуть руку, но, как назло, руки не видят, словно туман в глазах.

С утра, не успеешь проснуться, а хлопот полон рот. И завтрак, и ребенок, и список, чего купить, кому позвонить, с кем повстречаться, так озадачишься – лишь бы мимо работы не проехать.

Вот тут бы и доброе словцо. Разве что дядя Витя, вахтер. Вот отзывчивый мужчина, всегда улыбнется, кепочку приподнимет – молодец! И на сердце теплее, правда, ненадолго. Заходишь в кабинет, а там лютый холод. И не потому, что май выдался ненастным, а потому что за столом глыба, айсберг, Килиманджаро со снежной вершиной.  А на той вершине очки и глядят на тебя сквозь лед. И сразу лавина: в хвост и гриву, в упор и наотмашь. Разве это по-людски? Но возразить нечего – начальство. Но на душе так паскудно, хоть беги к дяде Вите, чтобы он перед тобой кепочку снял.

У коллеги тоже настроение – дрянь. Передо мной горькую пилюлю получила, даже чаек не взбодрил. Сейчас самый лучший вариант – это по магазинчикам шмыг-шмыг. Но иные времена, другие командиры, только после обеда, если повезет, прошвырнешься, и то безо всякого удовольствия. Все наскоро, все быстро, все бегом...

А ведь покупки, магазины, шопинг – тоже своего рода жизнедеятельность!

Барьер, прилавок, продавщица: «Ап! И тигры у ног моих сели», - сразу и не поймешь, кто зверь, кто укротитель.

«Милочка, мне бы то, милочка, мне бы се. Тут жмет, там длинно, а это вообще из другой оперы... Ой, дорогая спрячьте меня, кажется, мой босс! И чего он средь рабочего дня по лавкам шастает? Ушел? Ушел, слава те, господи. Я вам по гроб жизни благодарна, так и быть беру эту кофточку. Коллеги по работе сдохнут до смерти от зависти».

Вот только когда этот обед да счастливое время после обеда сбудутся? Так себя жалко, прямо плакать хочется. Приходится выпивать, глотая слезы, еще чашечку и самой выходить на арену, то есть начинать прием посетителей.

А они лезут, лезут и лезут – ни передышки. Разве это люди?

Настоящие люди, они даже не на народе. Они в автомобилях с тонированными стеклами, в телефонных трубках, за дубовыми дверями и под охраной. Может, не все... Так и мы для них не простые – мы их присутствие поддерживаем, чтоб основная масса знала, они есть. И, благодаря нам, есть.

Короче, как-то сижу... Уж и от шефа схлопотала, и чайку попила, и блузку обсудила – является! Небольшого роста, с волосьями на лице, кого-то напоминает (да их тут цугом столько за день процокивает – все на одно лицо, как лошади, и все кого-то напоминают), а главное, наглый, как танк – ни скромности, ни простоты, бумажки протягивает. Я – в осадок! Чего этот простолюдин хочет? Раз просто в дверь, да со справками в руке, естественно, плебей. А у меня учреждение солидное, так просто не попадешь. И куда дядя Витя смотрел? А он, оказывается, через служебный вход проник. Я, когда услышала про служебный вход, насторожилась. Сами знаете, это вам не парадный, куда все ломятся, но там дядя Витя, это, можно сказать, VIP-вход. Выяснилось, там в столовку завтраки привезли, он вместе с булочками и проник. А держится, будто на черном лимузине подкатил.

Ну, я, соответственно, молчу, дескать, чего изволите? Он бумажонки свои сует и лепечет, девочек, их у него четыре, хочет в нашу школу пристроить. Мол, давеча из деревни, из Михайловского (я даже не знаю, где такая), в город перебрались, квартирку по случаю приобрели, а ваша гимназия как раз рядом, на данном микроучастке.

Ишь ты, про себя возмущаюсь, даже слово наше специфическое запомнил «микроучасток». Я этой козявки бумажонки беру, сама киплю, как чайник, а тут, бац, и вижу, у него в справках и правда прописка – «с. Михайловское». Я молчу, стараюсь улыбаться и сквозь зубы вежливо выдавливаю, а чо ж, господин чучело, к нам-то? У вас же прописка нездешняя. А он мне заливает, мы уж с той деревни съезжаем, в аккурат к осени переберемся. Там же вот указано, кто владелец обители.

Культурно поясняю, вас, подонков с жильем куча кучная, понакупите квартир по всему городу, порассуете детей по школам, а у нас и так мест позарез.

Не возьму! Сказала, как отрезала, и вдруг чувствую душа моя песнию зазвучала, будто хор ангелов тихо с небес спустился и грянул нежными голосами, прокуренные легкие чистым воздухом наполнились, словно свобода снизошла, в желудке заместо чая «Принцесса Нури» удивительное удовлетворение возникло, как и во рту новые вкусы язык обволокли. Ощущение – на глазах хорошею. Достала зеркальце, глянула, поправила локон. А это чмо даже в лице не изменилось от восхищения.

По секрету, такие чудеса перевоплощения каждый раз в организме происходят, когда кому-нибудь отказываешь.

Казалось бы, пустяк, ну, скажи этому дядьке, ничего страшного, перепишите справку о месте обитания: не Михайловское, а наш микроучасток – и все дела. В глубине я понимаю, все равно возьму его девочек в школу, никуда от закона не денешься. Однако разве выйдет из того благодать, которую только что испытала.

А с зачислением деточек все быстрее случилось. Буквально на следующее утро начальство мне по первое число ввалило за вышеуказанного господина. Оказался что-то вроде типа Пушкина. Вот зараза, нет бы по телефону проворковать, решил в простого человека поиграть. А они разве люди?

Все рейтинги
Get Adobe Flash player

Как вы проведете грядущие выходные?

Всего голосов: 55
 
разработка сайтов
Рейтинг@Mail.ru