3835 4 31-07-2013

Газовая ловушка

Сенатор Андрей Голушко, казалось бы, не имеет никакого отношения к проблемам газификации частного сектора Омска. Он в Москве заседает, а скандал с прокладкой газа в районе улиц Омской, 13­-й и 25-­й Линий связан с компанией «Омскгоргаз». И компания эта официально вроде бы успешному бизнесмену­сенатору не принадлежит. Но в журналистских кругах почему­то активно поговаривают, что именно Андрей Голушко пытается продать подороже Горгаз. Он на собственном самолете с Лазурного берега Франции летает, а омские пенсионеры, купившие услуги компании, еще недавно числившейся его собственностью, живут на три тысячи рублей в месяц. Им обещали подвести газ к домам за 93 тысячи.

А оказалось, что нужно доплатить еще по 60­100 тысяч за внутренние работы – проводку газа по участку, подключение котла, запуск топлива. В итоге жители целого микрорайона в частном секторе попали в настоящую газовую ловушку. Кто и почему перекрыл людям кислород и как пенсионерам пришлось выживать ради газа – в нашем расследовании.

Выбор без выбора

Два года жители частного сектора рядом с улицей Омской добивались подключения природного газа. Из всех компаний, куда обращались люди, голубое топливо в этот район быстро согласилась провести только компания, принадлежащая Андрею Голушко, – ОАО «Омскгоргаз». Горгаз имел неподалеку крупный газопровод и готов был подключить 500 новых абонентов. Сначала жителям обещали, что прокладка газопровода до каждого домовладения обойдется в 60 тысяч рублей, а потом выставили счета по 93 тысячи.
В нищем частном секторе единовременно заплатить такую сумму могли только единицы, и Омскгоргаз решил «пойти навстречу клиентам», дав им годовую рассрочку.
В итоге за 2012 – 2013 годы из пяти сотен желающих договоры заключили 348 человек. В основном это пенсионеры, для которых отопление дома дровами и углем – тяжелый, а порой и непосильный физический труд. У них просто не было выбора.

«Откуда я могу знать, что почем стоит?» – говорит сухонькая старушка с 16­й Линии. Валентине Ивановне Щербининой 75 лет, она ветеран труда и совершенно не разбирается в сметах, расчетах и рентабельности.

«Большинство народа здесь побежали сразу платить, потому что Горгаз их запугал, что еще дороже будет. Я тогда говорила: «Куда торопитесь? Сколько организаций и за 50 и за 60 тысяч проводят!», – возмущаясь, вспоминает Валентина Губайдуллина из дома № 116 по улице Свободной. Но, когда стало понятно, что альтернативы у нее нет, Губайдуллина тоже заключила договор с Омскгоргазом.

В свою очередь для проведения проектных и строительных работ Омскгоргаз заключил договор с подрядчиком – своей дочерней фирмой ООО «Сибирская трубо­проводная строительная компания» (СТСК). С фирмой­подрядчиком не должно было возникнуть проблем, ведь СТСК почти наполовину принадлежит Омскгоргазу.

 

Гигант всегда прав?

Летом 2012 года группа жителей частного сектора обратилась с жалобой на завышение стоимости работ в прокуратуру. Прокуратура переадресовала заявление в Ом­ское Управление Федеральной антимонопольной службы, которая вынесла решение – формально ОАО «Омскгоргаз» не является монополистом в прокладке местных систем газоснабжения.

«В других регионах люди платят за такие работы по 40 тысяч рублей и меньше. Даже «Юза­инвест» может построить подобный газопровод за 59 тысяч. Но дело в том, что «Юза» будет тянуть газопровод к этому району только через несколько лет, поэтому у Омскгоргаза фактически не было конкурентов», – описывает ситуацию юрист Василий Яковлев, которого жители уполномочили представлять их интересы.

Во время девятимесячных разбирательств антимонопольщики установили, что в своих сметных расчетах Омскгоргаз допустил ряд неточностей, из­за которых возросла стоимость работ для граждан. Во­первых, Омскгоргаз заложил в смету расходы на авторский надзор, хотя эти расходы уже взимал подрядчик. Во­вторых, неправомерно включил в смету расходы на технадзор эксплуатирующей организации в сумме 1,7 млн рублей. В­третьих, в расчете стоимости строительства Омскгоргаз установил рентабельность в размере 29,5%, хотя она не должна превышать 10%.

«Таким образом, антимонопольная служба насчитала нарушений на 3,8 млн рублей, это по 7,8 тыс. на собственника. Для пенсионеров сумма значительная, – объясняет юрист и добавляет, – я вообще не понимаю, по каким критериям ОАО «Омскгоргаз» вычисляло стоимость работ. Сначала компания предоставила в антимонопольную службу смету на 49,6 млн рублей, а через месяц новую – на один миллион больше».

По совету антимонопольной службы Василий Яковлев собирается обратиться с иском в Куйбышевский районный суд. Юрист также считает, что Омскгоргаз завысил стоимость разработки проектно­сметной документации. Еще один пункт – геодезические работы. Омскгоргаз запросил за них 1,9 млн рублей, хотя ряд компаний может оказать такие услуги за 600 тысяч рублей.

Василий Яковлев признался мне, что при сложившейся судебной практике победить газового гиганта будет крайне сложно. Но у Яковлева нет выбора – ему необходимо вернуть людям почти 4 миллиона. К тому же он пойдет в суд защищать интересы своих соседей и своей семьи.

Омскгоргаз: жители сами так захотели

Ситуацию прокомментировали в холдинговой компании «Акция», которой принадлежит ОАО «Омскгоргаз». В компании заявили, что у жителей Центрального округа якобы был выбор – с кем заключить договор на строительство газопровода. А раз жители подписались под договором, то 93 тысячи были сняты с них по закону:

«Люди обратились в Омскгоргаз, договор был заключен ими добровольно по указанной стоимости работ, и по закону этот договор компания обязана исполнить. Сравнение стоимости услуг различных компаний считаем некорректным, поскольку в цену могут закладываться разные виды работ. Стоимость работ ОАО «Омскгоргаз» является окончательной и включает все виды работ, в том числе и пуск газа».

Вроде бы все верно. Но на деле мы знаем, что значит эта свобода выбора, когда ни у кого, кроме Омскгоргаза, рядом нет действу­ющего газопровода, а подключиться к дешевому и экологичному топливу омичи мечтают уже с прошлого века.

 

Жизнь за газ. Три истории

«Я сейчас пенсионерка, получаю 5 тысяч, муж тоже на пенсии, но работает на «скорой», потому что надо газ провести», – рассказывает Валентина Губайдуллина. Она только закончила выплачивать годовой займ за прокладку газопровода. Теперь семье Губайдуллиных нужно найти еще минимум 60 тысяч на трубу к дому, котел и монтажные работы.

Валентина Губайдуллина жалуется, что для прокладки газопровода участок рядом с ее домом раскапывали и закапывали трижды и при этом повредили водопровод. Омскгоргаз мотивировал высокую стоимость работ в том числе тем, что газопровод будут укладывать с помощью прокола грунта.
В доказательство, что фирма не выполнила своих обязательств, Валентина Губайдуллина показывает улицу Свободную. Улица больше напоминает не проезжую часть, а танковый полигон.

«Они нас бросили, как будто тут не люди живут – ни выехать, ни заехать не можем. Здесь они раскопали огромную яму, навалили кучу глины– все текло под дом, размывало фундамент», – показывает пенсионерка.

Кроме того, подрядчик СТСК должен был вернуть все поврежденные наземные объекты в их прежнее состояние. Но в большинстве случаев этого сделано не было, утверждают жители:

«У нас тут пораскурочили все, долго все проваливалось. Вот заплаточку сделали, а это я уже сама делала, купила цемент, зацементировала», – показывает залитую цементом траншею Валентина Щербинина. Мне сложно представить, как эта маленькая старушка замешивает цемент. Но ветеран труда Щербинина, по­видимому, очень целеустремленная бабушка.

«Когда сказали, что будут делать газопровод, я загорелась целью, что надо. У меня пенсия 9,5 тысячи. Я по 5 тысяч четыре месяца откладывала, а на 4,5 как­то еще тянула. Так я 20 тысяч на первый взнос накопила. Потом написала заявление, чтобы мне разрешили сделать на год рассрочку.
Я платила с 9,5 тысячи пенсии по 6,5 тысячи за газ, а 3 тысячи у меня оставалось», – рассказывает Валентина Ивановна.

На мой вопрос, как можно жить и питаться на три тысячи в месяц, одинокая пенсионерка ответила:

«Не знаю, как я вытянула. Внук увидит, что у меня совсем денег не хватает – тыщенку подбросит.
А еще у меня были гробовые деньги, я оттуда тоже снимала», – честно признается старушка. По­следние два года ее жизнь – это выплата долгов. Заняв денег у своей более состоятельной подруги, Валентина Щербинина смогла сделать все внутренние работы и уже пользуется газом. Она еще не вернула последние 20 тысяч и по­прежнему должна во всем себе отказывать.

Некоторым ее соседям пришлось заплатить за газ еще более высокую цену. В доме № 45 по улице 15­я Линия живет семья Павлюк. Пенсионер Валерий Степанович и его 84­летняя мать Галина Иосифовна.

«Я не могу таскать дрова – у меня астма, и бабушка не может, и поэтому мы решили газ провести. У меня пенсия 8 тысяч. Чтобы провести газ, матери пришлось продать дачу, которую мы 35 лет держали», – рассказывает Валерий Павлюк, сильно волнуясь.

Галина Павлюк имеет 2­ю группу инвалидности, она является ветераном труда и репрессированным лицом. Однако ни она, ни другие пенсионеры никаких скидок от Омскгоргаза не получили. С внутренними работами Павлюки заплатили Омскгоргазу и СТСК около 170 тысяч рублей.

«За пуск газа, чтобы работник только кнопку нажал, мы отдали 2,2 тысячи», – возмущается Павлюк, опровергая заявление компании, что в 93 тысячи рублей были включены все виды работ.

В мае Павлюки получили выстраданный газ, и через несколько дней Валерий Степанович слег в больницу «с сердцем». Он считает, что именно это повлияло на мать – в течение непродолжительного времени бабушка перенесла инфаркт и инсульт. Недавно Валерий Павлюк забрал частично парализованную Галину Иосифовну домой: «Она не разговаривает и как малый ребенок». Теперь ему будет легче ухаживать за своей матерью – ведь в их доме есть газ.

 

Знает ли сенатор, куда ушли деньги?

В 1996 году монополист на газовом рынке Омскгоргаз был приватизирован. В 2000­х годах нынешний сенатор от Омской области Андрей Голушко и его партнер Сергей Калинин путем жесткой борьбы с конкурентами и собственным персоналом выкупили большую часть акций.

«У меня муж работал в Омскгоргазе. Он рассказывал, что на предприятии пугали всех начальников отделов: если твои сотрудники не продадут свои акции, то Голушко тебя уволит», – рассказала проживающая на 16­й Линии Любовь Бутина. (Своему бывшему работнику Омскгоргаз, кстати, тоже не сделал никакой скидки.)

Получив предприятие в свои руки, Голушко и Калинин стали выжимать из него прибыль. Для этого, в том числе, был создан подрядчик – ООО «СТСК», почти наполовину принадлежащий Омскгоргазу.

Сейчас, по данным деловых изданий Омска, Андрей Голушко собирается повыгоднее продать обе компании. Несколько недель назад партнер Голушко, который обычно от их имени озвучивает все новости, Сергей Калинин объяснил намерение продать Омскгоргаз тем, что основная деятельность предприятия – поставка газа населению по установленным государством тарифам – не приносит ожидаемой прибыли. Поэтому и зарабатывать компания старается только на «другой деятельности».

«В тариф не закладывается прибыль, а мы занимаемся бизнесом. То есть зарабатывать можно на другой деятельности, не связанной с тарификацией», – сказал Калинин.

Другая деятельность – это подключение к газопроводам и установка оборудования, как в нашем случае. В Омске эти социально значимые услуги никак не тарифицируются государством. Компания, цель которой приносить прибыль собственникам, имеет право выставлять за свою работу любую цену.

Фраза про «другую деятельность» вспоминается мне, когда я вижу тарелочку с самыми дешевыми карамельками на столе у Валентины Щербининой. Я вспоминаю ее в темной комнате со спертым воздухом, где лежит парализованная Галина Павлюк.

И еще я знаю то, чего не знают эти старики. Что по итогам 2012 года Сергей Калинин стал самым богатым депутатом Заксобрания Омской области. За год он официально заработал 165 млн рублей. Сергею Калинину и его жене принадлежат жилые дома и земельные участки в России и Турции, несколько квартир и недвижимость в Германии.

Его партнер – сенатор Андрей Голушко, даже несмотря на то, что официально переписал свой бизнес на других лиц, заработал в 2012 году 53,5 миллиона рублей. Семье Голушко принадлежат 11 земельных участков, несколько домов и квартир в России, а также двухэтажный особняк площадью около 500 квадратных метров на Лазурном берегу во Франции.

 

Сергей Калинин, председатель совета директоров холдинговой компании «Акция»:

– Деятельность Омскгоргаза регулируемая и зависит от тарифа. Нынешняя тарифная политика и в отношении Омскгоргаза, и в отношении других предприятий не учитывает интересы собственников и не закладывает прибыль в тариф. То есть зарабатывать можно
на другой деятельности, не связанной с тарификацией.

Валентина Губайдуллина, жительница дома № 116 по улице Свободной:

– Посмотрите, что с дорогой сделали – три раза выкапывали и закапывали яму, водопровод мне порвали. Ни приехать, ни выехать. Колея как от танка, и никто не шевелится. У нас просто какая­то богом забытая улица.

 

Все рейтинги
Get Adobe Flash player

Как вы проведете грядущие выходные?

Всего голосов: 80
 
разработка сайтов
Рейтинг@Mail.ru