2231 0 18-01-2013

Под землей

Можно с Чехова? С «Ночи на кладбище». « - Расскажите, Иван Иваныч, что-нибудь страшное! Иван Иваныч покрутил ус, кашлянул, причмокнул губами и, придвинувшись к барышням, начал:

– Рассказ мой начинается, как начинаются вообще все лучшие русские сказания: был я, признаться, выпивши... Встречал я Новый год у одного своего старинного приятеля и нализался, как сорок тысяч братьев. В своё оправдание должен я сказать, что напился я вовсе не с радости. Радоваться такой чепухе, как новый год, по моему мнению, нелепо и недостойно человеческого разума. Новый год такая же дрянь, как и старый, с тою только разницею, что старый год был плох, а новый всегда бывает хуже»...

Вот и я, как Иван Иваныч, «был, признаться, выпивши». Иначе, на фиг бы мне сдалось то метро. Но брат привязался, словно банный лист, дескать, хочу покататься на метро, хочу!

Он мне не родной брат, двоюродный. Дядя с тетей, я еще маленький был, уехали в дальние края, а он их сын. Приехал и захотел в метро. Кузен, значит, и у них там глушь.

Я объясняю, нет у нас метро. Брат удивляется, как это нет, когда и вы нам писали, и в газетах. Опять ему говорю, открыли, но только часть. Он обрадовался, отлично, всего-то и не надо, достаточно части, покатаемся чуть-чуть и хватит. Согласился, ведь выпивши – куда деваться? Да и брат больно настырный.

Пошли на «Библиотеку Пушкина». Вход нашли сразу. Хоть и сквозняк, а внизу тепло и свету много, только поезда не просматриваются. Брат зырк-зырк, а все равно, как в домино, пусто-пусто. Я глоток из фляжечки, он глоток, уговариваю, пошли, а брат упрямится, идти не хочет, начал стены простукивать да ухо прикладывать. Есть там что-то, уверяет. Совсем, видать, мужику невтерпеж живое метро – хоть глазком.

Тут мне вдруг страшно стало. Подходят к нам двое. Сразу видно - без погон, но честь исправно отдают. В смысле, удостоверения тычут. Культурно поясняют, туалеты на улице, или вы что другое ищете? Брат совсем наглость потерял, заявляет, кататься хотим, где тут у вас поезда?! Те опять культуру демонстрируют, если вы ездить желаете, будьте любезны на выход, там вам и троллейбусы, и трамваи, а метро вовсе не для этого. Метро у нас для перехода!

В тот момент я окончательно обмер: тут уже штрафом не отделаешься, братовья любознательность года на три тянет, и то, если условно.

Короче, побежали мы. Долго, изо всех сил, аж запыхались, хорошо, что за нами никто не гнался. К тому же – метель... Фонари еле-еле сквозь снег просматриваются.

Стал робко озираться, куда же нас занесло, узнал, и чуть сознательность от ужаса не потерял.

Вот рассказываю, а самого несколько колотит, и получается, вся подлинная история носит чуть ли не черты лукавой святочной байки. Мол де, налицо все приемы и штампы данного литературного жанра. А нет тут литературы – сплошь явственная ситуация! И не воля автора сочинять, что на ум взбредет (опять же согласно жанру), а конкретно излагать случившееся, дабы читатель пережил вместе с повествователем его кошмар.

Задыхаясь, кричу брату, тикаем, бо вынесло нас в самую жуть, Омскую крепость! Конечно, ее реставрируют, но в мареве пурги и блеклом свете фонарей, ощущение, будто занесло нас на два века назад. Кони... Какие к черту в Омске кони? Тени... Зловещие и синие. Бесы! Это на меня от Пушкина нашло... Всегда утверждал, надо запретить «Родную речь» в младших классах, уж больно детишек травмирует. Один «Ванька Жуков» чего стоит. Или «Каштанка», где шалава-героиня сбегает от трудяги-интеллигента к алкоголику-пролетарию.

Все это я размышлял, скача и подпрыгивая по Омской крепости, спасаясь от унылого прошлого, как вдруг с братом провалились в черную дыру. Я от полета радости не испытал, только мурашки от холода заиндевели и стали твердыми, как прыщи. Однако брат аж завизжал в восторге. Вот он, кричит, метрополитен, пошли кататься! Протягивает мне бутылку с остатками. Тут никак не отвертеться, тем более достал из-под полы новую. Запасливый. Выпили, посидели, пошли искать поезд. Я деньги на билет заранее мусолю, хотя не знаю, сколько за проезд, а кузен, мать его – моя тетя, светит. У него и фонарик случайно завалялся.

Что, главное, смущает – тишина... Поезда, они ведь грохочут? А тут, как в гробу! Лишь под ногами типа шуршит. Не хлюпает. Да и откуда воде взяться – зима. Все эти подробности, указывают, что не вру и все правда. Как говорится, дьявол кроется в мелочах. Потом еще одну деталь заметил: рельсов нету. Брат успокоил, вашему метро не надо рельсов, так будете ездить. А как, не объяснил. Не успел...

Оба заорали.

Но тут же были пресечены.

- Кто такие? Что за ненадлежащий вид? Какого черта здесь надобно? Смир-рна! Шагом марш! Сено-солома, сено-солома. Ни в задницу не годится. На гауптвахту, выблядки! Десять суток! – развернулся и сгинул в темноте.

Не сожрал... Призрак был в мундире явно XVIII века. Богатый, с аксельбантами. Из рук не выпускал тяжелый круг ароматного сыра. Кузен все время к нему обращался, генерал-поручик, генерал-поручик, отдавал честь, тянул носок адидасовской кроссовки, короче, выслуживался, как мог. Но стоило привидению пропасть, рявкнул, линяем, брат, а то пришлет наряд и сидеть нам на губе до скончания веков. Рванули. А когда пришли в себя, оказались опять на улице, возле Речного вокзала. Глядь, а к нам пилят двое знакомцев из «Библиотеки имени Пушкина». Тут нас окончательно заарестовали.

Выходит, угадал кузен, направил все-таки генерал-поручик погоню. Кстати, полюбопытствовав, узнал, то был Иван Иванович Шпрингер, создатель новой Омской крепости. А встретились мы с ним в секретном подземном переходе под Омкой, вырытому по его приказу. На другом берегу тихой речки жил сыровар с дочкой, вот к ней тайком и ходил генерал-поручик. Про тот переход все знают, да никто его до сих пор не нашел. Даже мы, поскольку пьяны были и где нас черти носили категорически не знаем. Точнее, я один не знаю.

Брат мой оказался не братом. Вот почему так интересовался метро, все карту хотел составить. Я было засобирался ему передачку по доброте душевной организовать, но мне сказали, его уже обменяли на кого-то из наших, типа Баниониса из «Мертвого сезона».

Все рейтинги

Как вы проведете грядущие выходные?

Всего голосов: 87
 
разработка сайтов
Рейтинг@Mail.ru