1933 0 29-08-2012

Фельетонистика - наука о любви,

если вообще есть какая-нибудь наука о любви. В названиях массы учений присутствует слово любовь – фило, что по-гречески означает то самое, но к любви оно имеет незначительное отношение. Тут скорее важен объект, явление, которому отдаются все чувства. Например: философия – люблю глубоко мыслить; филология – люблю потрепаться; филармония – люблю поиграть на гармошке; филохореография – люблю все, от «Яблочка» до «Лебединого озера». В самой фельетонистике слышно нечто похожее на любовь, но там, к сожалению, вместо «и» - «е», и, увы, грамматика торжествует над справедливостью.

И все же, без самых горячих чувств фельетонистики бы не существовало.

Предмет и объект

Предметом фельетонистики бесспорно является фельетон. Однако никакой фельетон невозможен без объекта, на который он направлен со всеми своими острыми ощущениями, в результате чего и рождается любовь. Именно этот процесс взаимопроникновения предмета в объект и вспыхивания зорь поднебесных - суть учения фельетонистики.

Объектом предмета может быть кто и что угодно, как говорится, от бога до черта. Возьмем, к примеру, партию... Да не надо так вздрагивать, мы тоже не самоубийцы. Речь ведь идет о любви. И в ответ на ленинское: «Есть такая партия!» - следует вопрос: «А что это такое?» Требуется пояснить, а то многие голосуют и до сих пор не знают.

Партия – это тусовка мужиков с определенными взглядами и убеждениями. Оные качества им хочется распространить на всех, а единственный способ массового влияния – власть. Потому и выборы! Выбирая какую-нибудь партию, мы даем мужикам возможность, управлять нами. Тогда, согласно их взглядам, мы радостно богатеем, или, если это пустая болтовня, разоряемся к чертовой матери. В результате, разговоры о партиях возникают накануне выборов.

Однако сами мужики такого долгого молчания о себе позволить не могут и все время пытаются напомнить о себе серенадой под балконом красавцы, где красавицей с «дивной ножкой сквозь чугунные перила» выступает народ. Ну, не любовь ли? И уж без фельетона не обойтись.

Колчак и зомби

Тут с оказией один избиратель преступление совершил. Нет, не убийство, не растрату, ничего такого страшного – договор нарушил. Должен строить теннисные корты, а вместо них трехэтажный дом забабахал, типа для отдыха и кабачка. Мол де, как играть в теннис, если выпить негде? Вот такая заблаговременная забота о теннисистах. Да еще на конскую площадку залез. Некоторые заметят, чего несет, «смешал в кучу коней и людей», а я просто описал состав злодеяния. Короче, нарушил закон, по нему же и отвечай, для чего - соответствующие органы.

И тут, словно Клавдия Шульженко воскресла: «Я люблю тебя, мой старый парк»... А без любви – никуда. Парк вдруг полюбили представители правящей партии. Откровенно, я работал в данном лесонасаждении с четверть века назад – как все росло, так и зарастало. Однако внезапно из кустов стали выскакивать люди с медведем на майках и давай собирать подписи против новостроек. Ажно по телику доложили о сборе целой одной тысячи подписи. «А судьи где?!» - как говаривал Чацкий. Нужна им эта тысяча, никак ее, подпись, к делу не пришьешь. Судьи на своем месте, товарищ Чацкий, они дело знают, как-нибудь без сопливых обойдутся. Зато те, с медведями, засветились среди бела дня.

А тут еще одна оказия выпала, однако никто почему-то светиться не захотел. Намазались ребята под зомби и потопали мелким шажком по улице. А кто такие зомби? Сказочные мертвяки, у которых окромя инстинкта насыщения ни фига в разлагающемся организме не осталось. Ну, какая партия, скажите на милость возглавит подобное шествие? Это то же самое, чтобы шабаш ведьм, баб Яг, кикимор, фурий, и прочих язв прошел под эгидой модельного агентства или журнала типа «Космополитен». Тут даже Ленин со своим слоганом, «Есть такая партия!», не рискнет высунуться.

Ну, а раз покровителя нет, на авансцену выступает полиция. Согласно закону о шествиях, больше трех без лицензии не собираться, и свадьбу можно разогнать, не говоря уже о корпоративе на «поляне». А здесь какие-то намазанные. Нет бы, тимуровцы с командами, или Кибальчиши сугубо положительные. Особенно отличился бравый полковник, уж он-то над ряжеными покойникам так поизмывался, ни один из зомби потом в жизни помирать не захочет.

Другое дело, Колчак. Точнее, памятник ему. А главное, за все заплачено: ваятелю за скульптуру, архитектору за разработку места – ставь и делай, что душенька пожелает. Хочешь – неси цветы, хочешь – плюй в его сторону. Последнее касается коммунистов. Он ведь их - как мух, за что они его – под лёд. Но что важно, адмирал погиб как раз за ту Россию, в которой мы сейчас живем: без большевиков, без соцсоревнований и, к сожалению, без царя... в голове. Потому шумят коммунисты, напоминая о себе, потому ерничают либерал-демократы... Ибо, если честно, подобной партии во всем мире нет, кроме как у нас.

Опера Бизе «Кармен»

Каждый влюбленный человек есть объект для предмета. Я тоже когда-то любил, но по порядку.

Однажды на прилавке увидел книжку «Как бросить курить». Прежде всего меня поразил, не способ избавления от вредной привычки, а размер издания. Том толщиной чуть ли не с «Капитал». Тут газету с трудом дочитываешь, а тебе предлагают бросить курить за время прочтения данной саги. Скажу откровенно, сие сочинение не читал, во-первых, чукча не читатель – чукча писатель, во-вторых, к тому времени уже бросил дымить, хотя травил и себя, и окружающих лет 40. А перестал гораздо быстрее нежели бы погрузился в тот фолиант.

Я уже знал, дело близится к концу или жизни, или курения. Альтернатива преследовала, как солдат в буденовке с перстом указующим.

Конечно, у меня случались женщины, которых я любил, но они, наигравшись вволю оставляли меня. Что-то, видать, с характером... Вот и курить любил больше всего на свете. При любом случае подпаливал палочку, где, как известно, на одном конце огонек, а на другом дурак...

Было раннее декабрьское утро. Светало. Будучи простывши, тем не менее, закурил... И вдруг дым не попер в горло, и я стал натурально задыхаться. Алло, гараж, - нет никакого гаража... Еле-еле прокашлялся.

И тогда я сигарету затушил...

Нет, не затушил! Я ее задушил. То есть, осознанно со словами, «прощай, любимая!» - совершил акт убийства. Душил долго, не испытывая никакой радости, уныло растирая девушку по дну пепельницы, хоть следственный эксперимент проводи. Думаю, меня бы оправдали, а саму историю еще ждет своя опера. Ведь о чем «Кармен» Бизе? Некий солдат Хозе полюбил цыганку Кармен, а она им вертела, как хотела. Мол, «У любви, как у пташки крылья…» Даже к тореадору ушла. А Хозе из-за страсти со службы выгнали, довольствия лишили, одни мучения остались, как у меня с той сигаретой. Короче, взял бедолага и замочил любимую, наглухо, как я курить бросил.

Между прочим, та самая Кармен, согласно тексту, работала на табачной фабрике!

Все рейтинги

Как вы проведете грядущие выходные?

Всего голосов: 87
 
разработка сайтов
Рейтинг@Mail.ru