1437 0 20-06-2018

Фельдмаршал поэзии Фельдман

Евгений Фельдман после вручения Бунинской премии

Евгений Фельдман — знаковая фигура не только для Омска, но и для всей России. На протяжении всей своей жизни он, что называется, пером и делом доказывает, как нужно относиться к литературе — самоотверженно, трепетно и уважительно. Трудно найти такого знатока англоязычной поэзии, который открыл для российских читателей множество новых имен.

Детство в книжном диване
Один из крупнейших поэтов начала XX века Райнер Мария Рильке придавал детству, как этапу становления личности, особое значение. «Чистая событийность» (как он сам называл эти годы) предопределила его судьбу и творческий путь в целом. Это же можно сказать и о Евгении Фельдмане, который с самых ранних лет в буквальном смысле был окружен книгами. Как и практически все в послевоенное время, его семья жила бедно, но Мама (слова «Родители», «Мама» и «Папа» для Евгения Фельдмана — священны, и он пишет их с прописных букв) маленького Жени, Вера Владимировна Лопатухина, собирала библиотеку. Всю жизнь она проработала учителем русского языка и литературы в школе рабочей молодежи № 5. Книги хранились в… диване, собственноручно изготовленном Папой, Давидом Натановичем, мастером на все руки, который отдал заводу им. П.И. Баранова 56 лет.               

Уходя на работу, Родители часто оставляли мальчика дома одного, усаживали внутрь дивана с книгами, рядом ставили ночной горшок, а на табуретку — стакан молока, кусок хлеба с маслом и сахаром. И именно там, в диване, он самостоятельно и на удивление для себя и других научился читать. Тяга к знаниям, учебе, литературе — отечественной и зарубежной — ожидаемо сохранилась: Евгений Фельдман окончил два факультета Омского педагогического института — иностранных языков (английское отделение) и исторический. Затем ему покорилась аспирантура одного из самых серьезных и именитых учебных заведений Сибири — Томского государственного университета.

Равнение на Левика и Пастернака
В жизни каждого литератора большую роль играет окружение, друзья, соратники, личности, на которых хочется равняться как в профессиональном, так и в человеческом плане. Евгений Фельдман считает себя продолжателем дела Вильгельма Вениаминовича Левика, выдающегося русского советского поэта-переводчика. Лично они встречались всего несколько раз, но «инъекции» благородства и великодушия старшего мастера действуют на его последователя всю жизнь. После смерти В.В. Левика Евгений Фельдман некоторое время с разрешения вдовы Татьяны Васильевны Брагиной жил в его доме, и был счастлив каждой минуте, проведенной в пространстве своего Учителя. Чувство соприсутствия не покидает нашего земляка до сих пор.                                   

Также громадное впечатление на Фельдмана производит творчество Бориса Пастернака-переводчика. Наш земляк говорит: «По моему глубокому убеждению, если бы Пастернак не написал «Доктора Живаго», с отечественной литературой ничего страшного бы не случилось. А вот нашу русскую культуру без «Фауста» Гете в переводе Бориса Пастернака не представляю совершенно!» Евгений Фельдман признается, что от работ классика у него кружится голова, несмотря на то, что сам Борис Леонидович, в общем, не перевоплощается в переводимого автора.

Русская жизнь английских строк
Евгений Фельдман подсчитал, что за всю жизнь перевел свыше 60000 строк более чем двухсот авторов. И если некоторые поэты «пострадали в хорошем смысле» от него лишь частично, то творческое наследие отдельных мастеров больше, чем наш соотечественник, не переводил на русский язык никто. Фельдмана можно считать «чемпионом по Бернсу»: благодаря ему «обрусели» 68% строк сохранившихся произведений шотландского классика. Известнейший советский поэт и переводчик Самуил Маршак, для примера, перевел вдвое меньше — 34% наследия Бернса, чуть более 6000 строк. Интерес к личности, творчеству и судьбе великого шотландца неизбежно вывел Евгения Фельдмана и на других авторов — предшественников, современников и последователей Роберта Бернса. Практически все переведенные строки поэтов «круга Бернса» прозвучали на русском языке впервые. А еще Евгений Фельдман перевел 52% строк Джона Китса, 44% поэтического наследия Редьярда Киплинга, и это — многие тысячи строк!

Новые планы и изданные книги
Творческая энергия мастера не иссякает, и то, что он задумал, старается довести до конца — например, в полном объеме перевести басни Джона Гея (1685-1732) — автора, который первым среди английских литераторов отказался перепевать античных классиков и стал черпать сюжеты из современной ему жизни. Интересно, что басни Иоаннеса Ге, как называли английского литератора — но в прозаическом переводе — были изданы в двух томах еще во времена Екатерины II, в 1783 году. Басни Гея в русском переводе Фельдмана также будут изданы в двух томах. Первый уже увидел свет в восьмом выпуске сборника «Художественный перевод и сравнительное литературоведение», а над вторым наш земляк трудится сейчас. Когда работа будет завершена, «Басни» Джона Гея выйдут в московском издательстве «Ладомир» в серии «Литературные памятники».

В апреле 2016 года в «Индийском журнале науки и технологии» на английском языке вышла статья профессора Дмитрия Николаевича Жаткина «От Ивана Козлова до Евгения Фельдмана: к истории русской переводческой рецепции поэзии Роберта Бернса». А в следующем, 2017 году, в питерском издательстве «Вита Нова» в переводе и с комментариями Евгения Фельдмана увидел свет огромный том стихотворений Роберта Бернса. Книга вышла со статьей профессора Жаткина «Русская судьба поэзии Роберта Бернса» в элитном исполнении малым тиражом — всего 800 экземпляров.

В нынешнем году в петербургском издательстве «Пальмира» в переводе Фельдмана вышли романы Ричарда Блэкмора «Лорна Дун» (третье издание) и Мэри Брэддон «Тайна леди Одли» (пятое издание). Несколько месяцев назад автором был подписан договор на «Тайну леди Одли» (шестое издание) с харьковским издательством «Клуб Семейного Досуга». Кроме того, в 2018 году в московском издательстве «Текст» должен увидеть свет сборник стихотворений Артура Конан Дойля «Песни действия» в переводе нашего земляка. Книга выйдет на русском и английском языках — в популярном формате «билингва». Совсем недавно Евгений Фельдман закончил перевод книги американского автора Джея Энсона «Ужас Амитивилля». Книга будет напечатана в течение года в московском издательстве «РИПОЛ классик». В США она впервые вышла в сентябре 1977 году и сразу стала бестселлером. Между 1979 и 2011 годом была экранизирована  10 (!) раз.

МНЕНИЕ

Игорь Егоров, поэт, прозаик, переводчик, редактор, член Союза российских писателей:
- Один из крупнейших современных переводчиков, единственный за Уралом лауреат престижной Бунинской премии — все это мой замечательный друг Евгений Фельдман! Но при этом в нем — ни капли снобизма, демократичность как в жизни, так и в его сложнейшем и невероятно интересном переводческом творчестве.

Фото из архива Евгения Фельдмана

Переводы Евгения Фельдмана

Артур Конан Дойль  (1859-1930)

СОВЕТЫ МОЛОДОМУ АВТОРУ

Представь, мой друг, себе картину,
Твоей судьбины бригантину.
Чем ты, по праву капитанства,
Наполнишь трюмное пространство?

Как в отношенье порционном
Распорядишься рационом?
Разделишь как его на доли,
Чтоб растянуть его подоле?

Подумай, это очень важно:
Как ни веди себя отважно,
Ты не проснёшься знаменитым,
Отправясь в путь с пустым корытом!

Мозги устали? С прежним рвеньем
Их не грузи своим твореньем,
Иначе, молча протестуя,
Начнут работать вхолостую.

Пускай без мыслей, как без пищи,
Передохну́т и станут чище,
И после чистки генеральной
Создашь ты опус шедевральный! 

Живи спокойно, неторопко,
И опустевшую коробку
Опять – десятки, сотни, тыщи –
Наполнят мысли и мыслищи!

Вином и куревом, мой милый,
Своей природы не насилуй,
Иначе шутки с организмом
Закончишь нервным катаклизмом!

И если критиков орава
Во всех газетах крикнет: «Браво!»
Триумф восприняв равнодушно,
Ты усмехнись и молви: «Скушно!» 

И если критиков орава
Устроит автору облаву,
На их критические враки
С усмешкой молви: «Вот собаки!»

Хвалу с хулою отвергая,
Твори, все силы напрягая,
Не обольщаясь и не ноя,
И – наплевать на остальное!

***

Артур Конан Дойль  (1859-1930)

ЖЕНЩИНА ФРАНКЛИНА

Франклин уехал за покупкой,
Простился с женщиной голубкой.
Она слыла особой строгой,
Слыла холодной недотрогой. 

И тут явился рыцарь важный,
И устремил в ней взор свой влажный,
Прося любви за ради Бога, –
Но отказала недотрога.

Вторым пришел помещик местный, 
Богач и щёголь всем известный,
И начал петь ещё с порога, 
Но отказала недотрога.

За ним вослед пришел купчина,
Солидный, денежный мужчина.
Сулил он много, очень много…
Но отказала недотрога.

И, наконец, возник в хоромах
Стрелок, что парень был не промах.
Бедняк, он был одет убого,
Но… встрепенулась недотрога!

Кому-то – смех, кому-то – слезы,
Там – одобренье, там – угрозы.
Летит скакун, пылит дорога, –
Сбежала с парнем недотрога!
 

Артур Конан Дойль  (1859-1930)

        ПРИТЧА

        Двое сырных клещей
        О природе вещей
Рассуждали, ворочаясь в сыре.
        Ортодокс хладнокровно
        Молвил: «Сыр, безусловно,
Зародился в свободном эфире».

        Еретик же в ответ
        Возразил ему: «Нет,
В эти сказки пусть веруют люди.
        Позабудьте о сырном
        О пространстве всемирном,
Ибо сыр зародился на блюде!»

        И продолжили спор,
        И от них до сих пор
Я сдвигаю насмешливо брови:
        Обсуждаются вещи
        С каждым разом все резче,
Но не вспомнил никто… о корове!
 

Все рейтинги
Get Adobe Flash player

Как вы проведете грядущие выходные?

Всего голосов: 55
 
разработка сайтов
Рейтинг@Mail.ru