6746 0 07-02-2018

«Братья Карамазовы» родом из Омска

Виктор Вайнерман

В конце января Омский государственный литературный музей им. Ф.М. Достоевского отметил 35-летний юбилей. По случаю знаковой даты «Домашняя газета» пообщалась с директором музея, заслуженным работником культуры России, профессором Российской академии естествознания, членом Союза российских писателей Виктором Вайнерманом. Речь шла об истории музея, работе с посетителями и современном литературном процессе. Помимо этого исследователь творчества Достоевского рассказал, как найти ключ к пониманию великого писателя и только ли гадким городишкой он называл Омск.

Хранители памяти

- Виктор Соломонович, в фонде музея хранятся материалы не только о Достоевском и писателях-сибиряках, но и о тех, кто не имел к Омску отношения. Например, о Есенине. Расскажите, по какому принципу формировалась коллекция музея?

- В нашем музее хранятся материалы по истории литературы Западной Сибири. И не столько о Достоевском, сколько о других авторах. О Достоевском у нас, кроме подлинных художественных изображений, в основном копийный материал. Если не брать в расчет прижизненные издания, которые мы в свое время приобрели. Когда создается музей, делается основная экспозиция, то составляется что-то вроде географической карты. Мы отталкивались от имен крупных писателей, таких как Георгий Вяткин, Леонид Мартынов, Павел Васильев, Сергей Залыгин, Роберт Рождественский, Тимофей Белозеров, Аркадий Кутилов. Велась трудоемкая работа в архивах, библиотеках, мы поднимали газеты, смотрели, кто публиковался в то же время, что и они. Карта постепенно заполнялась, закрывались белые пятна. Большое писательское имя – как звезда: оно может быть оценено, когда рядом много других маленьких звездочек. Наши экспозиции отражают литературный процесс во всем его многообразии.

Что касается Есенина, то история «Есенинианы» связана с именем коллекционера И.А. Синеокого, который собирал ее всю жизнь. После его смерти она перешла к нам. Были длительные переговоры и размышления о том, что мы не замыкаемся в рамках Омска и Сибири, что наши литераторы являются частью большой многонациональной русской литературы. Поэтому логично, что есениниана вошла в музейные собрания, тем более что коллекционер жил в Омске. Мы много раз ее показывали омичам, и всегда она пользовалась успехом.

- Как пополняются музейные собрания?

- Наша собирательская работа проходит по всей России. Когда-то в Омске работал писатель Николай Васильевич Феоктистов. В 1913 году в Омске он выпустил свою единственную книгу стихотворений, которая стала первым поэтическим изданием в нашем городе. Больше он не издавал художественных произведений, но способствовал тому, чтобы читатели узнали много других имен. В 1928-м году Феоктистов написал и опубликовал в «Сибирских огнях» очень интересную статью о пропавших письмах Достоевского. Оказалось, что он встречался с человеком, у которого были эти письма. Нам посчастливилось связаться с дочерьми Феоктистова и в 1994 году привезти в Омск его архив. Так у нас появились его личные вещи, уникальные фотографии, автографы. Такая работа продолжается: если удается выйти на родственников большого писателя или поэта, мы ведем с ним переговоры о передаче каких-то экспонатов.

Комплектование происходит и при помощи людей, которые готовы вложить личные капиталы. Несколько лет назад к нам приехала дочь известного писателя Виктора Григорьевича Уткова, который работал в Омске, - Ольга Устинова со своим сыном Алексеем. На экскурсии я показывал им литографии к «Запискам из Мертвого дома» известного художника Леонида Ламма. В свое время мы купили 17 работ, оставалось приобрести еще четыре листа, но художник эмигрировал. Вели с ним переписку, он давно был готов продать нам недостающие работы по тысяче долларов. Услышав эту историю, Алексей Устинов, как будто извиняясь за свое предложение, попросил разрешения купить для нас литографии. И сделал это.

Меценатов стало больше

- А как вообще обстоят дела с меценатством в музее?

- Сейчас ситуация постепенно улучшается. Буквально на днях библиотека Пушкина и наш музей получили уникальное издание – факсимиле Евангелия Достоевского с рядом книг, объясняющих его пометки. Евангелие, которое писателю подарили жены декабристов в Тобольске, было с ним на каторге в Омске. В нем он что-то отчеркивал ногтем, что-то – карандашом. Со временем все стерлось, и вот исследователи расшифровали подчеркивания, прокомментировали их, изучили, как используются эти места в произведениях Достоевского. Факсимильное издание выпустил известный меценат, президент Фонда возрождения Тобольска Аркадий Григорьевич Елфимов. Себестоимость одного комплекта составляет 230 тысяч рублей. Ряд омских предпринимателей также вложили свои средства в издание. Тираж всего сто экземпляров. Это говорит о том, что есть просвещенные люди, которые думают о будущем, хотят, чтобы омичи заботились не только о хлебе насущном, но и были умными, разносторонними, постигали тайны человеческой души.

- Власти тоже не должны оставаться в стороне. Например, театры у нас неплохо финансируются, а вот музеям и литературным объединениям тяжелее выживать.

- В разных городах ситуация выглядит по-разному. В бюджете Тюмени есть отдельная строка о развитии музейного дела. Мы до такого еще не доросли. В Омске несколько лет назад закрылось книжное издательство, а в Иркутске оно действует, и там выходит по шесть книг в год местных авторов. Да, есть хорошая система грантов, в Омске проводится молодежный конкурс имени Достоевского, вручается литературная премия имени Леонида Мартынова. Но хотелось бы, чтобы грантов было больше, а на премии можно было издать хорошую художественную книгу. Поэтому, естественно, есть к чему стремиться.

Технологии и музей

- Благодаря музейщикам омичи открыли новые яркие имена поэтов и писателей. Какое место исследовательская работа занимает в музее сегодня?

- Когда мы начинали и составляли карту, исследования занимала 90 % работы. Они и сейчас ведутся, но главное - музей должен быть центром литературной жизни, связанной с повседневностью. Пока это не исследование творчества современников, а привлечение их к нашей работе. И их голоса звучат и в музее, и у памятников Достоевскому в формате свободного микрофона. Нет возможности выделить сотрудников исключительно для научной работы – нас слишком мало.

- Сегодня, чтобы привлечь посетителей, нужно использовать современные технологии, проводить квесты. Выставки в музее должны быть все-таки зрелищными или информативными?

- Они разные. Ни одна не может быть чисто информативной, каждая должна быть эмоциональной, что заключается в подборе экспонатов, рассказе экскурсовода. Бывает, что выставка построена только на работе художника и эмоциональности. Но она не дает объективной картины. Да, музей должен увлечь, интерактивность нужна, как и художественное оформление, но необходимо рассказать о том, что было на самом деле, показать книгу, документ. Чтобы люди почувствовали эту культуру, подлинность экспонатов. Появилась мода делать QR-коды, мы тоже за ней пошли. Приложил телефон, ничего не делая, получил информацию. Но это просто сухой текст без эмоционального осмысления. Конечно, без технологий сегодня нельзя. Хотим предложить посетителям аудиогиды на разных языках, интерактивные панели, как в историческом парке.

- А исторический парк не перетягивает одеяло на себя, не затмевает музей в классическом понимании?

- У нас всегда были свои посетители. Те, кто любит проводить время с книгой, хочет узнать дополнительные факты, у кого пытливый ум, кто не ограничивается тем, что ему навязывается, а предпочитает делать свои выводы. У нас литературный музей, а литература всегда предлагала свой взгляд на происходящие в обществе процессы. Поэтому здесь был и будет свой посетитель – за это я спокоен.

Дорогами классика

- Музеев региональной литературы не так много, наверное?

- Меньше сотни. Надо сказать, что среди музеев Достоевского наш уникален. В Омске произошло духовное перерождение писателя. Пятерка великих романов была написана после Омска. Если бы он не пережил тот духовный перелом, это был бы средний писатель, каких было много в XIX веке. Не учитывать пребывание Достоевского в Омске невозможно. Во всех романах есть отсылки к Омску. Возьмите эпилог «Преступления и наказания», и вы попадете в Омск. В «Бесах» речь идет об убийстве – а на каторге Достоевский c сталкивался с убийцами всех мастей. В «Братьях Карамазовых» прототипом Дмитрия стал бывший каторжник Омского острога Дмитрий Ильинский. Все великое пятикнижие родом из Омска. В Новокузнецке Достоевский прожил 22 дня, а у них два огромных здания – мемориальный дом, где жил писатель, и двухэтажная литературная экспозиция. В Барнауле, где Достоевский проездом был со своей будущей женой Марией Дмитриевной, собираются памятник возводить и говорят «наш Достоевский».

- Все хотят быть причастными к этому великому имени, тем более что активно развивается туризм.

- Это очень хорошо, что он развивается. У нас в прошлом году была большая группа из разных городов, совершавшая путешествие по местам Достоевского. Вообще эта идея родилась после того, как в конце девяностых в Омске побывал профессор из Японии, который перевел мою книгу на японский язык. В Японии он оплатил ваучер, чтобы его встретили в аэропорту, отвезли на «мерседесе» в гостиницу и так далее. А его багаж тут чуть не потеряли, в гостинице с потолка текло, а в ресторане он отравился. После этого я подумал, что надо создать сквозной туристический маршрут по местам Достоевского в России, рассказал о нем в Москве. Нужны грандиозные преобразования. На всем пути следования – Москва, Зарайск, где была усадьба семьи, Старая Русса, где он написал «Братьев Карамазовых», Омск, Новокузнецк, Семипалатинск – должна быть создана инфраструктура. Чтобы человек оплатил маршрут в Бонне, Аддис-Абебе или Токио, а его во всех «достоевских» городах встретили, проводили в гостиницу, музей. Это грандиозный проект, который надо создавать на федеральном уровне. Тура пока нет, но в прошлом году люди уже приезжали. В этом году группа опять собирается.

Свет Достоевского

- Порой складывается впечатление, что иностранцы и жители других городов больше интересуются пребыванием Достоевского в нашем городе, чем омичи. Нередко можно услышать: дескать, Достоевский Омск не любил, считал его гадким городишкой, а мы цепляемся за это имя. Что можно ответить скептикам?

- Трудно представить человека, который будет любить место, где он страдал. Говорить о том, что Достоевский мог бы любить Омск, просто неэтично. Он смотрел на город через зарешеченное окошко, по улицам ходил в кандалах и под конвоем. Я уже отвечал на подобный вопрос одному чиновнику. Достоевский сказал, что в Омске он нашел много благородных людей, и если бы не они, он бы погиб. А что может быть важнее для города, чем его люди? Это очень высокая оценка города, где было не так много жителей. Более того, когда мы создавали музей, в альбомах Анны Григорьевны Достоевской я нашел фотографию коменданта Омской крепости Алексея Федоровича де Граве, хозяина дома, в котором мы с вами беседуем. Исследователям известно, что ни сам писатель, ни его супруга никогда не хранили ни одной фотографии людей, которые были бы им неприятны. В альбомах только те люди, о которых была добрая, светлая память. Те, кто ругает Омск, могут прицепиться к чему угодно. А те, кто ищет позитивное, - обязательно найдут его, в том числе, в высказываниях Достоевского об Омске.

- Скажите как исследователь, мнение о том, что Достоевский мрачный писатель, пессимистичный и беспощадный к читателю – оно поверхностное?

- О последнем эпитете в первую очередь хочу сказать. Дело в том, что с читателем по-другому нельзя. Когда читаешь Василя Быкова, Алеся Адамовича, Василия Шукшина, то слезы наворачиваются, душа начинает болеть. А почему? Есть такое слово из древней литературы «катарсис» - очищение через страдание. Душа, как писал Заболоцкий, обязана трудиться. Душе нельзя позволять пребывать в лени. Достоевский своей душой совершал каторжный труд на протяжении всей жизни, соболезнуя всем, кто страдал, сочувствуя обиженным. Он создавал произведения ценой таких духовных усилий, какие мало кому в литературе были свойственны. Читать Достоевского – это тоже работа. Я не считаю его  пессимистичным писателем. Один из немецких исследователей Отто фон Шульц издал книгу под названием «Светлый, жизнерадостный Достоевский». Я бывал в Риме, и одни там видят грязь и разрушенные дома, другие – вечный город с уникальными памятниками истории. Что вы захотите, то и увидите. Если душа человека не хочет трудиться, он скажет, как когда-то Ленин: архискверный Достоевский, не будем его читать.

- Как подступиться к Достоевскому тем, кто его не читал или опасается?

- Найдите ключик. Например, многие женщины любят сентиментальный роман. Так у Достоевского это «Бедные люди», «Белые ночи», «Униженные и оскорбленные» - трогательнейшие произведения. Что такое «Преступление и наказание», как не психологический детектив, а «Братья Карамазовы» и «Бесы», как не расследование убийства?

- Вы издали, к примеру, сборник цитат Достоевского. Что вас в нем привлекает?

- Как человека пишущего, меня интересует, как это сделано, какими средствами он добивался эффекта целостности своих произведений. Достоевский – это школа, научная лаборатория, исследовательский центр. А что касается современных цитат, которые я собрал в книге «Достоевский о нас», а раньше была книжка «Достоевский на каждый день», то в своей публицистике он говорит о сегодняшнем дне. Наступит время, писал Достоевский, что славянские страны, которые мы сейчас поддерживаем и за которые проливаем кровь, встанут на ноги и отвернутся от России. Сейчас это и происходит. Все классики современны, но Достоевский особенно.

Досье «ДГ»
Виктор Соломонович Вайнерман. Родился 18 сентября 1954 года в Ростове-на-Дону. Среднюю школу окончил в Виннице (Украина). Выпускник филологического факультета Уральского государственного университета им. А.М. Горького. С 1976 года работает в музеях Омска. Один из создателей (с 1978 по 1983 год) Омского государственного литературного музея имени Ф.М. Достоевского, его первый и ныне действующий директор. Автор более 300 публикаций в федеральной и региональной печати, в том числе в академических сборниках: «Достоевский. Материалы и исследования» (Санкт-Петербург), Полном собрании сочинений Ф.М. Достоевского в 18 томах (Москва, статья и комментарии к третьему тому). Автор книг прозы, эссе и публицистики, а также изданий, посвященных Ф.М. Достоевскому.

Фото Алексея Озерова

Все рейтинги
Get Adobe Flash player

Как вы проведете грядущие выходные?

Всего голосов: 32
 
разработка сайтов
Рейтинг@Mail.ru