2983 0 06-12-2017

Об упущенных датах и цифрах

Памятник в Таре очень точно выражает суть актерской и человеческой природы Михаила Александровича

20 ноября исполнилось 90 лет со дня рождения Михаила Александровича Ульянова. Нельзя сказать, что юбилей нашего выдающегося земляка остался незамеченным. В Таре прошел фестиваль «Сотоварищи» памяти актера с участием театральных деятелей со всей страны, в том числе театра имени Вахтангова, которому он служил 55 лет. Поклонники народного артиста ждали еще одного важного события – установки рядом с драмтеатром памятника. О его открытии громко заявили еще два года назад, но уже дважды сроки откладываются. Сначала возникли какие­то претензии к проекту, и решено было заказать работу другому скульптору, приурочив знаковое событие к юбилею. Правда, и на этот раз для чиновников оно, судя по всему, не имело столь большого значения.

Первоначально памятник планировалось установить во время юбилейного фестиваля «Движение» в 2017 году, о чем годом ранее было заявлено в присутствии тогдашнего губернатора и федерального министра культуры Владимира Мединского. Тем не менее в череде фестивальных прогулок по красной дорожке и других помпезных мероприятий об этом практически никто не вспомнил. Вообще, стоит заметить, что участие именитых кинозвезд отводит на второй план вопрос качества представляемого на фестивале дебютного кино. Однажды попав на торжественное открытие «Движения», где демонстрировались отрывки из фильма «Бег», одной из лучших советских лент, кстати, с участием омичей – Михаила Ульянова и Владислава Дворжецкого, я имела неосторожность остаться на кинопоказ. Жаль, что разошедшиеся к тому времени випы и чиновники не имели возможности оценить всю «гамму» пошлости, которая вылилась на зрителей. После таких «шедевров» вообще пропадает желание оценивать фестивальное кино.

Но речь в нашем материале не об этом. Главной темой «Движения» снова стало не кино. А, например, рассуждения одного из организаторов о некомпетентности омских журналистов, интересующихся чем угодно, только не фильмами. А еще кинематографический междусобойчик отметился установкой в Омске бюста детскому поэту Сергею Михалкову. Умалять его достоинства и пенять на то, что к Омску он не имеет никакого отношения, наверное, не следует – литератор заслуживает, чтобы его память была увековечена, пусть и далеко от места, где жил и творил. Однако на фоне того, что про памятник Ульянову вовсе забыли, это вызвало как минимум недоумение.

А ведь проект был, и скульптора выбрали. Ответственную и важную миссию доверили Андрею Балашову, который изваял замечательный монумент в Таре. Но неожиданно и для него самого, и для родственников Михаила Александровича кто­то решил «отвести» эту кандидатуру, сославшись на то, что некая комиссия зарубила проект. Сказано – сделано, и задание получил новый ваятель. Календарь тем временем неумолимо приближался к юбилею. У нового специалиста оставалось несколько месяцев, чтобы аккурат к круглой дате соорудить памятник. Он принялся за делом с жаром, но, по словам Елены Ульяновой, за неделю до сдачи памятника на литье все сорвалось. В чем именно причина, нам, простым ценителям творчества артиста, объяснить не потрудились. По одним сведениям, скульптор не успел, по другим – денег собрали недостаточно.

Ладно, если сроки были бы оглашены шепотом, во властных кабинетах – а то во всеуслышание и с уверенностью. Самое неприятное, что наверняка уже зная или хотя бы догадываясь, что сдать скульптуру в срок не успеют, некоторые нерядовые работники культуры продолжали анонсировать открытие памятника. Видимо, им не привыкать бросать слова на ветер и забывать о них. Наверное, мало они смотрели фильмов с участием Ульянова или совсем не знакомы с его личностью. А биография артиста стоит того, чтобы ее читать и почитать.

Михаил Ульянов был не только актером мощного дарования, которое превосходит эпитеты «природное», «исконное» и прочие. Но и человеком необычайной трудоспособности. Даже вроде бы незначительные роли он разбирал «до основанья, до корней, до сердцевины». Например, с большим трепетом относился к радиопостановкам. Отрабатывал тончайшие интонации, добиваясь удивительного слияния голоса исполнителя и видения слушателя и пытаясь нащупать с ними душевный контакт. Так, он не просто отчитывал «Тихий Дон» или «Мертвые души», а перевоплощался в сотни персонажей. Мало кто может представить, какой за всем этим немыслимый труд: смены образов, бесконечные репетиции, начитывания на диктофон.

Ульянов был тем редким человеком, который не берег себя, не экономил нервы, эмоции, душевные силы. Он без остатка отдавался профессии, людям, умел слушать и слышать. Поражает в воспоминаниях современников тот факт, что он очень многим помогал. При своем крайне плотном графике успевал не просто уделить время, а попытаться найти пути решения вопроса, с которым к нему обращались порой совершенно незнакомые люди. Несмотря на «простое» происхождение, он был истинным интеллигентом, которого отличает умение сострадать, неравнодушие к чужим трудностям, такт, чуткость и мудрость. А еще способность одинаково ровно общаться как с министром, так и с дворником. Все эти качества у него были. Не зря Егор Кончаловский высказывался о внутреннем аристократизме Михаила Александровича, помноженном на многограннейший талант. Свои награды и регалии он получил исключительно за самоотверженный труд, а не за преклонение перед властью. В отличие от многих деятелей культуры советского периода, он не был хамелеоном перед сильными мира, а оставался «прост, беседуя с царями, и честен, говоря с толпой». Многим нашим чиновникам стоило бы поучиться тому, как он ценил слово. Не только художественное, но и слово как данное кому­либо обещание.

Стоит признать, что недостаточно отметить юбилей установкой памятника, проведением фестиваля. Хотелось бы, чтобы современники обратили внимание не на холодный монумент как символ навсегда ушедшей эпохи, а на личность Михаила Ульянова, смахнули хрестоматийный налет с его биографии, пересмотрели фильмы с участием великого артиста. Многие из них и сегодня не утратили актуальности, но, безусловно, требуют вдумчивого к себе отношения.

И все же установка памятника – это то событие, которого ждали по­клонники таланта народного артиста. И трудно искать правых да виноватых: вполне вероятно, что ни новый министр культуры, ни, тем более, губернатор не являются мишенью для критических стрел. В должность они заступили недавно и просто не успели осознать, как реально, а не на бумаге обстоит дело.

Сейчас нам обещают монумент к началу 2018 года. Наверное, чтобы ничто этому не помешало, ситуацию стоит взять под личный контроль новому губернатору Александру Буркову. С его упорством в вопросе обязательно будет поставлена не точка – но восклицательный знак.

КСТАТИ

Автором скульптурного изображения Михаила Ульянова в Омске станет московский монументалист Салават Щербаков, известный такими работами, как памятник Крестителю Руси князю Владимиру на Боровицкой площади и Столыпину у Дома правительства.

Фото автора

Все рейтинги

Как вы проведете грядущие выходные?

Всего голосов: 19
 
разработка сайтов
Рейтинг@Mail.ru