Get Adobe Flash player
1568 0 20-09-2017

Тихая Родина Михаила Ульянова

Дом, где вырос будущий народный артист, полностью сохранился. Его подремонтировали, реконструировали резьбу на ставнях. Ворота восстановили один в один - реечка в реечку

В ноябре исполнится 90 лет со дня рождения Михаила Александровича Ульянова. В честь знаменательной даты в Северном драматическом театре имени нашего выдающегося земляка пройдет III Всероссийский фестиваль «Сотоварищи». Почетным гостем события станет Театр имени Вахтангова. За свою жизнь Ульянов сделал многое. Служению вахтанговской сцене отдал 55 лет, сыграл сотни ролей в кино (и все знаковые, характерные – ни одной проходной), руководил театром и Союзом театральных деятелей, помогал всем, кто к нему обращался. Один из самых признанных и любимых актеров, все награды и звания которого не перечислить. Кажется, что его энергии хватало на все. Не последнюю роль в этом сыграли крепкие сибирские корни. Ульянов никогда не забывал о местах, где он родился, приезжал подышать воздухом Родины, а на излете своей жизни часто признавался, что его тянет в Тару.

Места необыкновенные
Не только творческое наследие – кино- и театральные работы, воспоминания, книги, письма, фотографии – помогает узнать артиста. Но и погружение в те условия и обстоятельства, в которых прошло его детство, были первые шаги, открытия, радости и печали. А начать знакомство с ульяновскими местами лучше всего с маленьких сел Тарского района – Бергамак и Екатерининское. В первом он родился, во втором семья жила какое-то время. Из воспоминаний Михаила Ульянова, опубликованных в книге Сергея Маркова из серии ЖЗЛ:

«Из Бергамака мы переехали по отцовской службе в село Екатерининское. Потрясающей красоты село на совершенно замечательном месте! Сейчас его называют Швейцарией. А потом переехали в Тару… У нас в Таре было восемь церквей. Купцы же очень богатые были – зерно, пушнина, мясо, золото. И дома мощные, хорошие строили. И церкви. Я потом уже в Москве часто вспоминал, как это было красиво: издалека эти церкви были видны, на подъезде из Екатериновки, где каторга, - Иртыш течет, бугорина, берег высокий и купола сверкают, особенно той церкви, что на взболке, словно парила она… В тридцать седьмом церкви стали взрывать, разрушать. И торчали, помню, железные скобы…»

Одна из тех церквей – Спасский собор XVIII века – усилиями Ульянова была восстановлена. На его личные сбережения и пожертвования друзей и знакомых.

Отчий дом
«<В войну> за мужиков остались. Работали. Много, трудно, - вспоминал Ульянов. - О войне знали мало, больше выдумывали. Мы с мамой и сестрой жили в избе-пятистенке, я спал на русской печке. Александринка, ленинградский театр, был в эвакуации в Новосибирске. И раз в неделю по радио, по этой черной тарелке, по которой мы сводки Совинформбюро слушали, передавали куплеты, шутки-прибаутки, частушки в исполнении впоследствии знаменитых актеров Борисова и Адоскина – бодренькие, веселые такие, Шмельков и Ветерков, типа Теркина. Помню, как мы, три семьи, жившие в тесной двухкомнатной избе, собирались, я слушал, лежа на печи». (Из книги «Ульянов».)

В той самой избе, где семья жила в Таре, три года назад открылся Дом-музей М.А. Ульянова. Бревенчатую пятистенку, сени которой новые хозяева впоследствии перестроили под жилые комнаты, выкупил благотворительный фонд «Сибирская глубинка» памяти М.А. Ульянова на средства, поступившие от организаций, земляков и поклонников творчества мастера сцены и экрана. Дом-музей стал филиалом Омского государственного историко-краеведческого музея, сотрудники которого подготовили основные экспозиции.

В одной из комнат Дома-музея полностью воссоздана обстановка, которая была в семье Ульяновых в 30-40-е годы. Сотрудники восстановили ее со слов сестры артиста Маргариты Александровны. Светлая, просторная комната поражает оглушительно звенящей тишиной. Стены, покрытые толстым слоем извести, не впускают шум и уличную суету. Необыкновенная атмосфера деревенского уюта, чистота и запах старинной деревянной мебели – все это наполняет покоем и умиротворением. Здесь словно остановилось время. Будто и нет за окном проезжающих по отремонтированной улице Ульянова автомобилей, а телевизоры и телефоны остались в каком-то другом измерении.

Большой деревянный стол в центре комнаты, кровать, комод, буфет, этажерка – все вещи подлинные, приметы далекого деревенского прошлого. Правда, не те, что украшали дом Ульяновых, – вещи принесли в дар музею местные жители. Черная тарелка радиоприемника, фотографии в деревянных рамах, расшитые покрывала, скатерти, накидки, гардины с занавесками, или задергушками, как их называли на селе, китайская роза в резной кадке – обязательный элемент того времени. Словом, ничего лишнего. И живо представляются тихие вечера, наполненные и тревожными сводками с фронта, и задорными концертами, и радиоспектаклями, на которых росли целые поколения.

В углу стоит сундук – на нем деревянный чемодан. Очень похожий на тот самый знаменитый чемодан, с которым Ульянов поехал в Москву учиться на «настоящего артиста». Набитый картошкой, салом, кое-каким бельем и выпрошенным у отца трофейным пистолетом, чемодан был его верным спутником в новой московской жизни. «Елена Ульянова обещала передать этот чемодан музею. Он хранится у нее на даче», - говорит заведующая Домом-музеем Ирина Сильванович.

Печь и полный набор кухонной утвари – без них деревенская изба пуста. Здесь вам и кадка, и ступка с пестиком, похожим на орудие злодеяния Дмитрия Карамазова, блестяще сыгранного Ульяновым в советской экранизации романа Достоевского. И утюг, который прокаливали на углях, и маслобойка, и чайник, и корытце с сечкой для рубки мяса, и сковородник. Все подлинное, также подаренное музею жителями Тары. Среди предметов быта глиняная крынка для молока и глиняный горшок – предметы дома Ульяновых, переданные Маргаритой Александровной. «Мама Елизавета Михайловна была домохозяйкой и готовила изумительно. Поэтому все эти предметы наверняка были у нее в обиходе. Любимым блюдом в семье Ульянова был татарский чак-чак», - отметила Ирина Сильванович.

Первые шаги в артисты
Лежа на печи и слушая выступления артистов по радио, совсем юный Михаил Ульянов еще не задумывался о своем предназначении, не грезил сценой.

«Жизнь была самая, что называется, банальная. Есть хотел. Помню, мама варила суп из крапивы молодой. Помню, как собирали перемерзшую картошку, из которой делали драники… Народ, который выживал. Преодолевал большие трудности: короткое лето, холода, морозы. Чтобы жить, надо было трудиться. Трудиться не просто до того, как сам взопреешь, а до такой степени, что рубахи сопревали. Надо было вырубать, корчевать, пахать, таскать на себе. Вот поэтому и выработался такой тип сибиряка – сосредоточенного молчуна». Такими воспоминаниями Ульянов делился со своим зятем Сергеем Марковым во время круиза по Средиземноморью. Они и легли в основу книги «Ульянов» из серии ЖЗЛ.

Продолжает экспозицию Дома-музея М.А. Ульянова амбар, имеющий немаловажное для Ульянова-артиста значение. В этом амбаре мальчик из простой семьи не только познавал тяготы крестьянского труда, но и уединялся, занимался учебой, читал книжки, учил первые стихи.

«Приезд в Тару театра из Салехарда, труппа которого состояла из артистов эвакуированного украинского театра, стал судьбоносным, - рассказывает Ирина Сильванович. - Первый раз Ульянова привела в театр подруга. Он стал приходить, тихонько садился и наблюдал. Руководитель театра Евгений Просветов его заметил и попросил выучить стихотворение Пушкина «Жил на свете рыцарь бедный», а потом рассказать ему. И в своих воспоминаниях Ульянов писал, что, убираясь в амбаре, он разучивал это стихотворение. Можно сказать, что в нем он начал прокладывать свой путь в актерскую профессию».

Так сейчас выглядит амбар изнутри

«Мама с отцом создавали мне все условия для учебы: в сарае, у нас был крепкий, хороший сарай, поставили деревянную кровать и стол, за которым я занимался. И в школе, и когда приезжал на каникулы, мама будила рано и парным молоком поила. А после Москвы – и отпаивала, потому что голодно было. И сало кабанчика регулярно посылала», - вспоминал сам Ульянов во время круиза.

От того подлинного ульяновского амбара сохранились лишь стены, все остальное было восстановлено сотрудниками историко-краеведческого музея. Отец Александр Андреевич увлекался столярным ремеслом, поэтому здесь можно увидеть верстак и инструменты. Остались зарубины от ларя, сооружавшегося из досок для хранения зерна. Раньше в деревнях поверх ларя кидали матрац, фуфайку или солому, набитую в ткань, и ночевали.

В амбаре находится погреб, вырытый Ульяновыми – отцом и сыном – до войны. Интересно, что точную копию этого погреба Михаил Александрович сделал в своем московском гараже в ста метрах от улицы Горького, ныне Тверской. Вот, оказывается, чем занимался после спектаклей любимец московской публики: копал под покровом ночи погреб в центре столицы. В голодные девяностые московский погреб был кормильцем семьи. Сюда свозили дачные запасы, банки с соленьями и компотами. Вообще, чистоту и крепкий, обустроенный быт он очень ценил: сильны были сибирские корни и семейные традиции.

Выставка в деталях
Но вернемся в Дом-музей и пройдемся по экспозиции, посвященной артисту. На выставке представлены документы, программки, буклеты, книги с автографами артиста, личные вещи. Такие как запонки, галстук-бабочка, дубленка, сценический костюм генерала Горлова из спектакля «Фронт», переданный театром Вахтангова, трость, с которой он играл в фильме «Ворошиловский стрелок». Интерес представляет чернильница-непроливайка, найденная на территории дома жителями, сменившими в нем Ульяновых. Скорее всего, она принадлежала кому-то из детей. Среди документов как подлинники, так и копии. Выставку дополняют стенды с информацией и фотографиями. Фонд музея постоянно расширяют как жители Тары, так и дочь артиста Елена Ульянова. Недавно коллекция пополнилась мемориальными предметами: очками, плетеным футляром, часами, а также документами, которые демонстрируют все разнообразие деятельности народного артиста. На фестиваль «Сотоварищи», что состоится в ноябре и будет посвящен 90-летию со дня рождения Михаила Ульянова, в Тару привезут костюм, корону и меч Ричарда III.

Часть экспозиции в Доме-музее. Слева сибирская дубленка актера, на витрине - костюм из спектакля "Фронт" и трость из "Ворошиловского стрелка"

Сотрудники музея не без гордости отмечают, что юные тарчане знают Ульянова. В родном городе великого артиста чтят и любят. Память о нем хранит театр его имени. На площади перед храмом искусства стоит монумент. Есть улица Ульянова с замечательным Домом-музеем, где всегда рады почитателям его таланта, а детей приглашают совершить увлекательное путешествие в «Мишкино детство», поучаствовать в мастер-классе или пройти квест с прогулкой на речку Аркарку, где рыбачил маленький Михаил. Важно, чтобы земляки не забывали и фильмы с его участием. Многие из них ничуть не устарели и являют не только палитру таланта актера, но человека, которому было что сказать зрителю.

МНЕНИЯ

Михаил Ульянов – это self-made man, человек, сделавший себя сам, добившийся многого упорным, кропотливым трудом. Судя по воспоминаниям современников, он был очень скромным и самокритичным, не кичился своими регалиями и наградами. К каждой роли относился со всей серьезностью, старался вникнуть в самую суть персонажа. Егор Кончаловский о личности Ульянова: «Он и есть аристократ. Патриций из села Бергамак. Его аристократизм не имеет отношения к происхождению, к корням, родословной. Это внутренний аристократизм. Помноженный на многограннейший талант».

Еще он был отзывчивым и чутким к чужой беде. При всей своей занятости не отказывал в помощи даже незнакомым людям. Из книги «Ульянов» Сергея Маркова: «Мы были на гастролях в Омске, на его родине, - вспоминала Галина Львовна Коновалова, бессменная завтруппой Театра Вахтангова. – Сказать, что его носили на руках, ничего не сказать. И вот идет пресс-конференция. И встает девочка, говорит: «Михаил Александрович, я хочу подарить вам кружку с вашим портретом, я специально заказала. Дело в том, что вы спасли мне жизнь!...» Пауза. И встает ее папа. И рассказывает, что крохотную дочь его врачи приговорили – из-за тяжелейшего порока сердца. А операция стоила немыслимых денег! И когда надежды уже не оставалось, кто-то сказал: «А вот наш земляк в Москве…» Позвонили Ульянову. Он мгновенно связался с Институтом Бакулева, девочку взяли в Москву, бесплатно сделали операцию, удачно – и вот ей уже 15 лет! И все зарыдали в зале, смотрят на Ульянова. А Михаил Александрович смущенно так: «Я не помню». Потому что подобных случаев у него было столько!»

Фото автора

Все рейтинги

Какое направление для отдыха вы выберете этим летом?

Всего голосов: 352
 
разработка сайтов
Рейтинг@Mail.ru