1716 0 05-06-2017

Под колесами нелюбви

Как часто сегодня в конфликтах родителей дети оказываются лишними

Работы Андрея Звягинцева всегда штучны. Не исключение и его пятый полнометражный фильм «Нелюбовь» (18+), уже отмеченный Призом жюри Каннского кинофестиваля. Это не крепко сколоченный блокбастер, рассчитанный на многомиллионную аудиторию от мала до велика, а картина для подготовленных зрителей. В его мире тяжело и неуютно, страшно и холодно, но он же дает возможность переоценить все то, что имеем мы не на экране, а в реальной жизни.

Произведение искусства должно оцениваться не по тому, веселое оно или печальное. Черно-белое или цветное. Длинное или короткое. Создал его российский автор или зарубежный. Какая-нибудь фраза вроде «Лермонтов не зацепил, потому что он грустные стихи писал» или «Чехов молодец – он смешно пишет» — это не показатель произведений как таковых, а субъективный эмоциональный и поверхностный взгляд отдельного человека. Фильм «Нелюбовь» — это не «сахаристая» песня с одноименным названием из репертуара Евы Польны, а суровая экзистенциальная драма одного из лучших российских мастеров. Нелюбовь — уже без кавычек — это не просто ее отсутствие, не равнодушие, а любовь со знаком «минус». Не ее отрицание, а ее иное состояние, состоящее из убийственных «ингредиентов».

В центре истории — семейная пара и их ребенок Алеша, который мешает, так как муж и жена находятся в таком статусе лишь формально — они разводятся, не вынося друг друга и готовясь к совместной жизни с другими людьми. Постоянные скандалы родителей и наплевательское отношение с их стороны вынуждают мальчика бежать из дома. Казалось бы, такие ситуации — сплошь да около, вот и оперуполномоченный пытается доказать матери, что, мол, «побегает и вернется в зону комфорта». Но этого не происходит. И с каждой минутой экранного времени усиливается ощущение трагического финала.

Впрочем, тревожная атмосфера практически полностью сопровождает фильм: ее создают не только долгие крупные планы (которые, кстати, играли большую роль в предыдущих работах Звягинцева — «Елене» и «Левиафане»), но и тревожные радиосводки и телехроника, и символические знаки (так, в самом начале фильма Алеша останавливается у подножия дерева с нарушенной корневой системой, в которой прочитывается кризис института семьи), и многое другое.

Мир Звягинцева — не мифологизирован местами, как у В. Сигарева, не пышет брутальностью, как у Ю. Быкова. Он пугающе реален: в нем человек даже не одинок — он вычтен из самого себя: кто-то привыкает к этому и даже извлекает выгоду, кто-то ломается, как ветка под неласковым зимним ветром. Человек — это навязанная ему неизвестно кем социальная роль: чтобы существовать, нужно мимикрировать, подстраиваться, не выделяться. Кто они – пассажиры вагона метро, в котором едет главная героиня? За них ответят их смартфоны и другие гаджеты, которые уже стали больше, чем членами семьи. С ними спят, их постоянно проверяют с пугающей и чуть ли не ритуальной частотой. Кто они – работники офиса? Представители того самого среднего класса, армия менеджеров по продажам, погрязших в кредитах, пытающихся острить в очереди за кофе? Кто они, посетители ресторана? Неотличимые девицы, «хором селфирующиеся» и пьющие пафосное шампанское за любовь. Или за нелюбовь.

Звягинцев намекает — подготовленный зритель понимает: кризис отдельно взятой семьи — лишь калька жизни общества в целом. Внешнее благополучие, окна во всю длину стены не спасают от внутренней слепоты и пустоты. Кстати, так было и в «Елене»: в богатых апартаментах Владимира холодно, одиноко и страшно. Да и цветовой колорит «Елены» и новой картины — весьма схож, и в нем явно ощущается недостаток «теплых» цветов. В мире, где не любят — переменчивая погода, вот только не солнце сменяет снег, а дождь или ветер. Хочется, чтобы тебя подхватило и понесло? Пожалуйста. Хочешь идти против? Попробуй, но не удивляйся, если не получится.

Шоковая ли терапия фильм "Нелюбовь"? Не совсем просто ответить на этот вопрос, зная, насколько разная аудитория посещает кинотеатры. И если одни презрительно «сплюнут»: «Чернуха», то другие поставят мир в знаменатель, а фильм — в числитель: страшны не ужастики и не бесчисленные истории о вампирах и маньяках (привет, девяностые!..) — важно, что зачастую самое страшное произрастает из обыденности. Это не смакование того, как «в Рассеюшке все плохо» (хотя, как может показаться рьяным поборникам за «оптимистичное» кино, это так), а боль за страну. Возможно, конечно, что Россия и есть та самая мать, которая не любит своих детей и бросает их в апокалиптическую реальность. Правда, «детки» и обустраивают ее, словно упиваясь падением и невозможностью что-то исправить.

Наверное, единственные «яркие пятна» картины — оранжевые жилеты волонтеров, отважно отправившихся на поиски пропавшего мальчика. Именно они — воины с серостью, захватившей окраины города и закоулки людских душ. Четкость, организованность, полнейшее отсутствие бюрократии — вот то, что отличает эту команду. Горько, но Звягинцев хотя бы показал, что именно нужно делать, когда пропадает человек. И то, что поможет не государство, а люди, являющиеся его подданными, но находящиеся превыше схем, планов, отчетности и галочек. Они — последние, кто в иных случаях может сохранить надежду. И это дорогого стоит.

МНЕНИЕ

Олег Зинцов, кинокритик: «В «Нелюбви» много крупных планов, но в социальном смысле Звягинцева интересует средний. Не конфликт богатых и бедных, как в «Елене», или власти и человека, как в «Левиафане», а именно привычные, обыденные, а значит, всеобщее равнодушие, опустошенность, отсутствие смысла и целей».

КСТАТИ

Съемки фильма длились ровно 7 месяцев — с 5 сентября 2016 по 5 апреля 2017 г. На решение Звягинцева снимать «Нелюбовь» повлияла как раз любовь — к фильму «Сцены из супружеской жизни» И. Бергмана. Лента стала совместным проектом России, Бельгии, Германии и Франции. 

Фото из открытых интернет-источников

Все рейтинги
Get Adobe Flash player
Get Adobe Flash player

Какое направление для отдыха вы выберете этим летом?

Всего голосов: 343
 
разработка сайтов
Рейтинг@Mail.ru