Get Adobe Flash player
1868 0 31-05-2017

От исступления к «Искуплению»

Август (Егор Уланов) и Сашенька (Кристина Лапшина). У каждого из них своя боль...

Спектакль «Искупление» стал знаковым не только для Омского драматического театра, но и для всей России: это первая сценическая постановка романа Фридриха Горенштейна. Режиссер-постановщик Алексей Крикливый и актеры, задействованные в спектакле, понимали, что на них, как на всех «первопроходцев», возложена особая задача, учитывая глобальный масштаб произведения и его библейскую направленность.

Слово о Фридрихе
Фридрих Горенштейн — автор, чье творчество и масштаб личности только начинают понимать и оценивать. В советское время он был абсолютно не известен широкой публике и даже искушенным читателям: его произведения не печатались, а основная работа, связанная с кинематографом (он написал сценарии к семнадцати фильмам), также не выносила его имя на широкий экран.

То, что писал Горенштейн, знал определенный, весьма узкий круг людей, скорее, единомышленников. Вряд ли сам автор надеялся, что советская власть разрешит ему опубликовать свои произведения или просто закроет на них глаза. Исключение было сделано однажды: в 1964 году журнал «Юность» на излете хрущевской оттепели опубликовал его рассказ «Дом с башенкой». И даже это произведение имело резонанс: о Горенштейне заговорили как о явлении. В 1978 году, после бесплодных попыток пробиться к читателю, Фридрих Горенштейн эмигрировал в Европу.

Роман «Искупление», по мотивам которого на сцене Омского драматического театра был поставлен одноименный спектакль, был написан в 1967 году – стало быть, прошло ровно полвека с его создания. На первый взгляд, трудно представить, как можно это монументальное полотно превратить в театральное произведение, однако Алексею Крикливому и команде актеров это удалось.

Поле битвы – сердце человека
Спектакль «Искупление» лишний раз доказал, что никакой провинциальности, на которую можно сделать скидку, сравнивая постановку со «столичными» (что, как некоторые полагают, является знаком качества), в работе омского театра нет. Глубокая игра — вплоть до самой маленькой, эпизодической роли, точный подбор актеров, выбор декораций и цветов, работа звукорежиссеров и светооператоров — все это создало единый узор спектакля, который по достоинству оценили искушенные театралы. Это ни в коем случае не увеселительная буффонада, не демонстрация техники и умений.

Вся игра исполнителя одной из главных ролей словно бы служит подтверждением строкам незаслуженно забытого советского поэта Алексея Прасолова: «Какие жгучие стихии хранишь ты сдержанно в себе». В глазах лейтенанта Августа, сыгранного Егором Улановым, — боль за народ, недоумение, отчаяние, не знающее себе равных. Горенштейн явно не писал роман, чтобы загладить чью-то вину или поберечь читателя: видимо, задача Алексея Крикливого заключалась в том же – показать беспросветность и отчаяние, предательство и зло. И снизошедшее искупление. Любовь, которая становится началом второй жизни для главных героев, как упорный росток, прорывает асфальт.

Главная героиня, Саша (Кристина Лапшина), во время спектакля передает как будто весь спектр человеческих эмоций: от гнева, переходящего порой в истерику, до умиротворенности и даже кротости. В начале она «наэлектризовывает» пространство вокруг себя, речами-молниями пронизывая души и сердца окружающих, демонстрируя убежденность в собственной правоте и независимость, но кажется, что она таким образом маскирует боль и одиночество, спрятанные внутри. Эта советская «до мозга костей» девушка, полюбив, словно становится совершенно другой, взрослея не годами, но душой и сердцем.

Вообще, каждая роль, вплоть до самой маленькой, тщательно прописана автором и дополнительно «отшлифована» режиссером спектакля. Нельзя говорить о каких-то случайных, «проходных» персонажах, которые появляются для того чтобы через минуту исчезнуть. Все они создают единое полотно.

В спектакле прекрасно переданы пограничные состояния: как времени (встреча нового, 1946 года: уже не война, но еще не мир, вернее, мир, который только предстоит восстановить), так и человеческих чувств — людей, находящихся между жизнью и смертью, стоящих на границе любви и ненависти. А ведь не стоит забывать, что действие идет в самом начале эры милосердия, о которой убежденно говорил герой Зиновия Гердта в сериале «Место встречи изменить нельзя»! И не стоит забывать и того, что даже в руинах люди имеют право на счастье, и постановка доказывает, насколько сложен этот путь для всех — Августа и Саши, Екатерины (Анна Ходюн) и «культурника» Федора (Иван Маленьких), профессора Павла Даниловича (Михаил Окунев) и его жены (Екатерина Потапова), Василия (Сергей Канаев) и Ольги (Ольга Солдатова).

Преобладают белый и целый спектр темных цветов – как вечная борьба добра со злом как во вселенском масштабе, так и внутри самих людей. Резкие звуки, яростные монологи служат не дополнением действия, а его составной, неотъемлемой частью. Каждый персонаж обладает своим индивидуальным характером, как во всех крупных произведениях. Кто-то, возможно, увидит только историю еврейского народа и отдельно взятого еврейского молодого человека, пораженного ужасом войны и тыла, побывавшего в настоящем аду. Готов ли он поверить, потеряв всех родных, что главным виновным оказались не немцы, а их трусливый прислужник из числа местного населения? И этот вопрос — лишь один из множества, которыми пронизан весь спектакль. И даже они – не то что ответы на них – не лежат на поверхности.

Почему же эта постановка действительно актуальна и нужна для зрителя — причем не только омского? Потому что, несмотря на, казалось бы, «четкие» хронологические и событийные привязки, в произведении затрагивается то, что и составляет самую суть человеческой жизни, вечные категории, которые останутся таковыми вне зависимости от политического режима и внешнеполитической обстановки, войны и мира, благополучия и нищеты: любовь и вина, предательство и вера.

КСТАТИ

Спектакль и фильм
Не так-то просто определить, для какого вида постановки больше «предназначен» роман «Искупление» — театральной или кинематографической. Фильм с одноименным названием уже снят Александром Прошкиным, и нетрудно предположить, что некоторые зрители, посетившие спектакль, волей-неволей будут сравнивать работы. Но отдавать кому-то пальму первенства – дело неблагодарное: все равно что ставить в один ряд футбольный и хоккейный матчи. Одно можно констатировать с уверенностью: и кинолента, и театральная постановка — абсолютно самостоятельные и законченные произведения.

Фото из архива Драмтеатра

Все рейтинги
Get Adobe Flash player

Какое направление для отдыха вы выберете этим летом?

Всего голосов: 350
 
разработка сайтов
Рейтинг@Mail.ru