Get Adobe Flash player
984 0 28-03-2017

«Художником я стал во сне»

Никас Сафронов открыл выставку своих работ в Омске

Двадцать второго марта в стенах Врубелевского корпуса музея состоялось торжественное открытие выставки картин кисти Никаса Сафронова. Художник провел экскурсию по экспозиции для собравшихся во главе с почетным гостем губернатором Омской области Виктором Назаровым. А чуть позже ответил на вопросы корреспондента «ДГ».

– Вы приехали в Омск с выставкой уже во второй раз, первая была открыта в 2011 году. Чем отличаются эти два визита?

– В Омске меня встречают тепло, как будто своего старого друга. Меня прекрасно приняли губернатор Виктор Назаров, министр культуры Виктор Лапухин. Приятно, что люди хотят увидеть мои новые работы. В организации нынешней выставки выплыли некоторые проблемы, но руководство города и встречающая сторона меня поддержали. И, надеюсь, эти люди не пожалели.

– Когда почувствовали, что ваше призвание – быть художником?

– Я состоялся как художник во сне. После окончания института я увидел во сне, как гуляю по галерее, где висят мои картины. Со мной шел старик, который говорил, что тут у меня был неправильный свет, тут – графика. Мы спорим, я где-то соглашаюсь, а где-то нет. Потом я поворачиваюсь, а деда нет. Я поднимаю голову, а это Леонардо. Я ему кричу, а он бросает мне шар, я ловлю его и просыпаюсь. Тут я понял, что призван быть художником. Это осознание должно прийти извне, нельзя этому научить.

– Вы часто говорите о магических шарах, они изображены на многих ваших картинах. Это символичная фигура для вас и что она означает?

– Шары возникли в детстве. Мне было три года, а моему брату Леше – шесть лет. Мы жили в Ульяновске, как и многие тогда, в бараке. Это было наше первое жилье. Мои мама и папа переехали  из Сахалина. Это было лучшее время: пляж, огород, все свое, живое. Мы, дети, любили летом ночевать на сеновале. И в один из вечеров, когда мы пошли на ночлег, к нам подлетел шар и завис метрах в трех от нас. Он переливался необыкновенными цветами – голубым, зеленым. Я хотел подойти ближе, но брат одернул меня и сказал: «Бежим скорее к сараю». Вбежав в него, мы закрылись, а снаружи произошел взрыв и началась гроза. Когда мы вышли утром на улицу, то увидели вмятину внутри сарая от шаровой молнии. И после этого шары преследуют меня. Они стали для меня символом творчества. Шар – идеальная форма вне зависимости от размера. Шар всегда  тайна, загадка, Вселенная и в то же время необыкновенная привлекательность. Кроме того, шар и некий прообраз моей любимой округленной фигуры (улыбается).

– Скажите, из скольких частей ремесла и творчества состоит живопись?

– Пополам. Я сажусь за работу как ремесленник, но всегда заканчиваю как художник.

– Гений Высокого Возрождения Леонардо да Винчи многие шедевры создал по заказу. А у вас есть заказные работы, благодаря которым вы совершили прорыв в творчестве?

– Конечно, были и есть эксперименты в работе, которые, в конце концов, помогают найти нужную форму. Необыкновенные заказы дают импульс для изменений и через творческие страдания, и решения новых техник. Так и рождается что-то индивидуальное. Как-то, например, одна женщина, увидев то, что я сделал, сказала: «Вы обещали, будет что-то ваше, уникальное. А я этого не вижу». Тогда я все изменил: что-то размыл, что-то вписал, что-то оставил, и после ей очень понравилось.

– Никас Степанович, в одном из интервью в ответ на вопрос, кого считаете конкурентом, вы сказали Леонардо да Винчи. Почему?

– Я не имел в виду, что именно Леонардо мне конкурент. Он вообще вне конкуренции. Но когда-то я поставил высокую планку для себя и считаю, что всем постоянно надо преодолевать какие-то новые преграды. Это независимо от возраста, ведь опыт приобретается в концептуальном решении в виде живописных работ у каждого художника. Конкуренты, наверное, есть и должны быть. Это хорошие художники. Просто, может быть, они мне не известны. К тому же я всегда вижу недочеты – в большей степени свои, и чужие. В первую очередь я очень строг к себе, всегда недоволен собой. Возможно, поэтому, чтобы привести сегодня меня в восторг от какой-либо работы и заставить волноваться, надо быть профессионалом высочайшего класса. Пока это удается сделать художникам прошлого, таким как Брейгель, Тернер, Ван Эйк.

– Расскажите, пожалуйста, о собственном направлении в живописи «Дрим вижн».

– Работы в стиле «Дрим вижн» создают ощущение, будто мы находимся между реальностью и сном перед пробуждением, где все размыто и условно. А после пробуждения ты вспоминаешь только детали.  Это словно быть между одним измерением и другим.

– Как оставаться художнику современным, не прибегая к изображению, например, расплющенной мыши?

– Это трудно. Пробиться и заставить говорить о себе сложно, но можно, если у тебя есть мощный пиар и большие финансовые вложения. Я, например, состоялся в конце 80-х – начале 90-х. Несмотря на это, тогда многие галереи сотрудничали с нами. Я обычно отказывался и шел своим путем. В большей степени я самообразовывался, сам постоянно был в поиске, искал свой стиль. Работал в абстракции, были пробы и в наивной живописи, вначале в театре работал художником и бутафором, а потом уже – как художник-постановщик. Из-за этого пришел к символизму и появился некий хаос в творчестве, но позже все встало на свои места. В символизме открыл свой стиль «Дрим Вижн» и, конечно, отшлифовал портретную живопись.

– В следующем году исполнится сорок лет после открытия вашей первой выставки в городе Паневежисе. Планируете как-то отметить юбилей?

– Скорее всего, да. Наверное, будет телевидение, будет творческая встреча. Возможно, будет выставка лучших, на мой взгляд, картин, которые я за это время написал. Например, 100 наиболее удачных работ, написанных за время творческого пути.

– Что бы вы пожелали омичам?

– В первую очередь хочу пожелать здоровья, благополучия, терпения, милосердия и прощения. Конечно, ходить на выставки, в музеи, театры. Меньше сидеть за компьютером, общаться с живыми людьми, любить свой город, принимать гостей как своих родных, и тогда они ответят вам взаимностью. 

Досье «ДГ»

Никас Степанович Сафронов, заслуженный художник РФ.

Родился 8 апреля 1956 года в Ульяновске в небогатой семье отставного военного.

Еще учась в школе, увлекался рисованием, копируя книжные иллюстрации. После школы поступил в Одесское мореходное училище, но пробыл там только год. Проучился два года в Ростовском художественном училище им. М. Б. Грекова, затем его призвали в армию. После службы переехал на родину матери в литовский Паневежис, а чуть позже – в Москву, где окончил Суриковский институт. 

Широкую известность художнику принесли серии психологических портретов современников.

Результатом творческого развития стало создание собственного направления «Дрим вижн».

P. S. Выставка Никаса Сафронова «Избранное» будет работать в Омске, во Врубелевском корпусе музея, с 23 марта по 21 мая.

Фото автора и Андрея Поповича

Ключевые слова: выставка Никаса Сафронова в Омске, Заслуженный художник РФ, Дрим вижн, избранное, Врубелевский музей

16+ 

 

 

Все рейтинги

Какое направление для отдыха вы выберете этим летом?

Всего голосов: 330
 
разработка сайтов
Рейтинг@Mail.ru