2303 0 20-02-2017

Свет в конце ада

В России заканчивается прокат киноленты «Рай». Что касается нашего города, то фильм идет «избирательно» - далеко не в каждом кинотеатре. Это и неудивительно: не являясь массовым и, соответственно — кассовым, он заставляет работать душу — а не направлен на приятное, но бесцельное времяпрепровождение. Однако на вечернем сеансе в выходной день зрительный зал не пустовал — это говорит о том, что омичам интересны не только блокбастеры и раскрученные фильмы.

Новый фильм Андрея Кончаловского «Рай», вышедший на российские экраны в январе 2017 года, стал ожидаемым событием — но, как говорится, в узких кругах. Пристрастия же массового зрителя оказались предсказуемыми — если говорить об отечественных киноновинках, то россияне чаще всего посещали «Викинг» и «Притяжение» (своеобразная дуэль режиссеров Кравчук – Бондарчук пока в пользу первого: около 6 миллионов зрителей посмотрели фильм, а сборы за него составили более полутора миллиарда рублей). Изначально было понятно, что «Рай» окажется менее популярным и, в конечном счете, окупаемым. Цифры говорят, что картину в кинотеатрах посмотрели чуть более 150 тысяч человек — примерно каждый тысячный в нашей стране.

Конечно, «Рай» Андрея Кончаловского во многом уступает по количеству зрителей  и популярности и фильмам, снятым в новом тысячелетии его братом, Никитой Михалковым. Вообще, братья многим чуть ли не противопоставляются друг другу: если копнуть неглубоко, то Андрей — «либерал и западник», а Никита — «государственник и почвенник», что и влияет на выбор кинотем и их реализацию. Считается, что, дескать, Михалков снимает наше кино для нас, а Кончаловский — чужое для «них». Да и живет — в Италии, в дорогом и просторном доме. Михалков снимает дороже, масштабнее, «батальнее». Михалкова «обычные зрители» любят и понимают больше, но и ругают больше. Кончаловский вроде бы «не на слуху», но ценители кино (особенно со стажем) ждут каждой новой его картины, которые, скажем так, явно не обделены премиями — в том числе и престижными, как российского, так и европейского масштаба. Кончаловский выделил режиссера Валерию Гай Германику — невозможно и поверить, чтобы она заслужила хотя бы и сдержанную похвалу Михалкова. Кончаловский подписал письмо в защиту Pussy Riot — конечно, не потому, что он поддерживает панк-молебен в храме, Михалков заочно предложил участницам «спеть в синагоге и мечети, а потом спрятаться за стенами храма Христа Спасителя». Разница даже в фамилиях: старший брат носит фамилию матери, младший — отца. Стоит обратить внимание, что и год рождения тем или иным образом «расшифровывает» если не все, то какую-то грань творчества братьев: Никита Сергеевич родился в октябре победного 1945-го, Андрей Сергеевич — восемью годами ранее, в августе кровавого 1937-го, во время «Большого террора». Своих против своих.

Трудно представить, что сценарий фильма «Рай» воплощал бы режиссер Михалков, а не режиссер Кончаловский. Но это и ни к чему. Завершились съемки фильма (они продолжались недолго, всего 3 месяца) и подготовка к прокату. Завершается и показ, не громко и триумфально, что по определению невозможно с фильмами, созданными в подобном ключе, но верится, что он сможет дать аудитории ответы на многие самые важные вопросы, потому что это не просто картина, на которую пришел занял место, поставил поп-корн на колени, провел два часа в кинозале, вышел и выдохнул на морозе.

Фильм «Рай» — о выборе. Можно стать коллаборационистом, полицейским прислужником нацистов, втайне ненавидя их, но оправдывая свою «деятельность» заботой о семье и понимая, что главная движущая сила — все-таки страх, животный страх за существование. Можно стать «железным» штандартенфюрером-аристократом, оставив филологическую стезю и поднимаясь все выше по государственной карьерной лестнице, не зная, что она ведет прямиком в преисподнюю. Наконец, можно уехать в Южную Америку под чужим именем — чем не рай — из ада немецкого лагеря, в котором от людей остаются только их вещи, а несколько сигарет могут превратить человека в зверя. А можно — вместо того чтобы спастись, отдать свою жизнь за чужие. И вместо рая на земле попасть в другой рай — разумеется, не заключив сделку с совестью ли, Богом ли: есть поступки, которые заставляет делать не разум, а сердце. Расчет, рациональность — разве не они оправдывали бесчеловечные поступки карателей? Разве не «разумно» было построено общество Третьего рейха?

Это фильм и о войне. Хотя в нем не видно войны как таковой, не показаны масштабные боевые действия, танковые сражения, наступления и оборона, но она присутствует во всем: и в кабинете французского полицейского, и в мрачной резиденции Гиммлера, и, конечно, в концлагере. Все ужасы которого показаны не натуралистично, а скупыми деталями и фактами, можно даже сказать обыденно – будто глазами людей, обустроивших зону смерти. И война от этого не менее страшна и отвратительна, чем в двух частях «Утомленных солнцем-2». Но в «Рае» она прежде всего в самих людях. Ведь не автоматы стреляют сами по себе, а их приводят в действие. Не умертвляющий газ «по собственной прихоти» заполняет пространство камер — последнее пристанище сотен тысяч несчастных — а его подает человек. Не сами строятся огромные печи, в которых сгорают, и то «не до пепла», как выражается в фильме начальник концлагеря, пьяница и коррупционер, — а их разрабатывают, строят, пускают в эксплуатацию люди. Точнее, существа, вбившие себе в голову идею превосходства надо всем и вся.

Конечно, это картина и о любви. О любви к жизни, желании жить, которое сопряжено с пресловутым страхом смерти и боли. И в том числе, о любви к одной из самых чудовищных идей в истории человечества и ее воплощению — истеричному фюреру, чьи исступленные речи можно было слышать, «находясь» с одним из главных героев в мертвой, мрачной комнате. Но главная форма любви «Рая», высшее ее проявление — любовь, сопряженная с жертвенностью, бессознательной готовностью отдать свою жизнь за другие. И явно не с тонким расчетом попасть за это в рай.

МНЕНИЕ

Андрей Плахов, кинокритик, обозреватель газеты "КоммерсантЪ":
- Не только тематически, но и формально «Рай» перекликается с основными лейтмотивами венецианского конкурса. Это микс интеллектуальной метафоры и низкого жанра на грани жестокой мелодрамы, психотриллера и китча, что, очевидно, оказывается единственно возможным подходом к такого рода материалу.

КСТАТИ

Фильм завоевал множество наград, среди которых — венецианский «Серебряный лев» за режиссуру, отечественный «Золотой орел» за лучшую женскую роль Юлии Высоцкой, ватиканская премия Rivistadel Cinematografo Андрею Кончаловскому. Отечественная Гильдия киноведов и кинокритиков присудила ленте Кончаловского три приза  - за лучший фильм, лучшую режиссуру и лучшую операторскую работу.

Юлия Высоцкая, супруга режиссера и исполнительница главной роли, для съемки похудела на десять килограммов и побрилась наголо. Кроме того, по замыслу Кончаловского, для лучшего вхождения в роль она исповедовалась по несколько часов в течение трех дней.

Фото их открытых интернет-источников

Все рейтинги

Как вы проведете грядущие выходные?

Всего голосов: 13
 
разработка сайтов
Рейтинг@Mail.ru