Get Adobe Flash player
3996 0 18-01-2017

Провалы в исторической памяти

 

Найдется ли среди рекламы элитных магазинов место для памятной доски Павлу Васильеву?

Скромно, но с весомой долей пафоса завершился год трехсотлетия Омска. Между тем проблемы, которые копились в городе годами, продолжают вскрываться. Одна из них связана с историей и сохранностью городских памятников и скульптур. Почти два года назад «ДГ» рассказывала о трагической судьбе репрессированного поэта Павла Васильева. Пятого января исполнилось 107 лет со дня его рождения. Напомним, что столь же непростой оказалась судьба памятной доски поэту. Установленный на Ленина, 21 в 1999 году мемориал был поврежден при демонтаже во время реконструкции объекта культурного наследия в 2011 году. «ДГ» писала о том, что доска разрушается в подвале дома, а его владелец Сергей Жериков не желает видеть ее на фасаде. Публикация имела резонанс: на нее обратил внимание известный писатель Захар Прилепин, который через соцсети призвал бизнесмена вернуть мемориал на место. В итоге департаментом культуры было решено изготовить новый памятник и попытаться договориться с владельцем объекта. Остальные ведомства, которые напрямую отвечают за городские мемориалы, предпочли остаться в стороне.

Кто в ответе?
Установка и содержание мемориальных досок в Омске – это обязанность муниципальных структур. Объекты находятся на балансе департамента имущественных отношений, ответственность за их сохранность несут окружные администрации. Так, в Решении горсовета № 423 от 29 июня 2011 года четко сказано, что администрация Центрального округа содействует сохранению памятников истории и культуры муниципального значения, к коим и относятся мемориальные доски. Однако за все пять с лишним лет структура не предприняла никаких шагов, чтобы вернуть доску Павлу Васильеву на законное место. На наши вопросы в администрации ЦАО ответили, что о проблеме «что-то слышали», но не имеют к ней отношения, а памятниками занимается «то ли отдел экономики, то ли ЖКХ».

Работы по содержанию муниципальных объектов истории и культуры ведет департамент городского хозяйства (Решение горсовета № 443 от 28 сентября 2011 года). Однако далеко не все памятники находятся на муниципальном учете, поэтому их пропажу вообще могут не заметить. Нет памятного знака – нечего содержать.

Федеральным законодательством мемориальные доски не определены в качестве объектов культурного наследия, поэтому в министерстве культуры в данном случае лишь разводят руками: нет рычагов, позволяющих обязать владельца здания повесить на место памятную доску. Хотя это не совсем так – кое-какие «кнопочки», на которые можно было бы понажимать, все же имеются.

Писателям все равно?
Стоит отметить, что порядок установки мемориальных досок предусматривает оценку городской топонимической комиссии и постановление горсовета. При этом при подаче заявления об установке мемориального объекта в окружную администрацию предоставляется гарантийное письмо лица, которое будет изготавливать, устанавливать и содержать объект. Что касается доски Павлу Васильеву, то неизвестно, было ли такое письмо. Как пояснили в топонимической комиссии, в омском делопроизводстве бывало всякое, поэтому не стоит удивляться, что ни в одном чиновничьем кабинете концов сейчас не найти.

Очевидцы отмечают, что открытие памятной доски в 1999 году проходило при участии ныне покойного брата Павла Васильева – писателя Виктора Николаевича Васильева, столичных и казахстанских литературоведов. Гостей принимало местное отделение Союза писателей России. Вот только почему-то в объединении литераторов теперь умывают руки. Помнится, два года назад его председатель Валентина Ерофеева-Тверская заявила: дескать, мы тут ни при чем, все вопросы в Минкульт. И какой бы то ни было борьбы или активности по сохранению памяти о Васильеве, за исключением некогда пафосно проводимого конкурса его имени, в котором – совпадение ли? – побеждали исключительно подопечные членов союза из молодежного ЛИТО, с их стороны не заметно. А ведь Валентина Юрьевна, в прошлом работник торговли, как-никак коллега владельца здания на Ленина, 21 Сергея Жерикова, и при желании, наверное, могла бы найти с ним общий язык, как-то договориться о возврате памятной доски. Или, по крайней мере, ускорить его, а иначе к чему все эти звания и регалии.

Порядка нет – все дозволено
Бездействие и попустительство власти привели к тому, что владелец объекта культурного наследия – бизнесмен Сергей Жериков посчитал, что ему все дозволено. Напомним, что в беседе с корреспондентом «ДГ» он заявил, что доска Павлу Васильеву на фасаде висеть не будет, что он сделал для города больше, чем «какой-то Васильев», поэтому «пусть повесят его (то есть Сергея Жерикова. – Ред.) портрет».

Вообще, господин Жериков очень печется об увековечении своего имени. Недавно он заявил о готовности срезать скульптуру городового, в случае если проиграет суд мэрии. Дело в том, что по иску департамента имущественных отношений скульптура городового и ряд других были переданы городу как бесхозные. При этом рассуждает бизнесмен довольно противоречиво. Комментируя ситуацию порталу «Новый Омск», он заявил, что не собирается отдавать скульптуру городу, но желает, чтобы через годы омичи помнили, что «жил такой предприниматель Жериков и поставил такую скульптуру». Думается, что, убрав городового, он лишь подтвердит, что заботиться больше о себе любимом, а вовсе не об омичах.

Создается впечатление, что Сергей Жериков всеми правдами пытается примерить на себя роль эдакого благодетеля, мецената – и здание реконструировал за свой счет (о чем красноречиво свидетельствует табличка с его именем), и скульптуру установил. Но отношение к памяти о поэте Павле Васильеве, прославившем с рядом других признанных гениев наш город, характеризует его не лучшим образом. Если обратиться к истории, то в ней остались имена благотворителей, которые любили и понимали искусство, помогали писателям и художникам и уж точно не позволяли себе грубые высказывания относительно великих литераторов. По правде сказать, и облагородил свои владения Жериков отнюдь не из альтруистических побуждений. Аренда дорогих помещений в самом центре города должна была давно окупить ремонт.

Несмотря на то что законодательно доски не являются объектом охраны, обязанность собственников или арендаторов поддерживать их в исправном состоянии предусмотрена правилами благоустройства Омска (статья 161 решения горсовета № 45). В этих же правилах говорится, что если владелец проводит ремонтно-реставрационные работы, то он обязан восстановить все в первоначальном виде, в том числе элементы монументально-декоративного оформления. То есть законодательно ответственность прописана, тем более здание было куплено Жериковым с мемориалом. Непонятно только, почему нельзя обязать предпринимателя соблюдать правила благоустройства и чья это недоработка.

Кстати, рассказывают, что во время реконструкции Любинского проспекта на средства Газпрома к мемориалам отнеслись более бережно: демонтаж каждого был официально оформлен, а после завершения работ знаки вернулись на свои места.

Кто вернет память?
Департаментом культуры на средства спонсоров изготовлена новая памятная доска Павлу Васильеву. Ее собирались установить после окончания реконструкции Любинского проспекта. Но оформленная в черном граните, она не устроила ни владельца, ни специалистов департамента, так как не вписалась в архитектурный облик здания. Поэтому было решено отреставрировать и затонировать первоначальный вариант доски с барельефом поэта. Пока оба мемориала хранятся в ХЭЦ «Творчество».

«Мы постараемся убедить владельца здания в том, чтобы установить ее на фасад, - отмечает директор департамента культуры Владимир Шалак. - Если предприниматель не захочет, мы подумаем, где рядом, на муниципальной земле, можно поставить информационный знак. То, что мы восстановим памятный знак Павлу Васильеву, – однозначно. Не пропадет и новая мемориальная доска – она украсит библиотеку имени Павла Васильева, расположенную в районе телевизионного завода».

Забота о памятных знаках не входит в функционал департамента культуры. Но, понимая, что проблема назрела, он предложил создать структуру, которая будет заниматься выявлением, систематизацией, каталогизацией, научным обоснованием, содержанием и охраной памятников. Возможно, она появится при департаменте уже в ближайшее время. Задачи пред новой структурой будут стоять непростые, но, судя по всему, порядок навести больше некому. Хотя, по правде сказать, никто особо и не стремится взять на себя ответственность.

Сегодня из 443 памятников (мемориальные доски, бюсты, скульптуры, обелиски, жилые дома – памятники архитектуры) на муниципальном учете стоит всего двадцать с лишним. Большая часть остальных – бесхозные, а значит, нуждаются в защите. И та история со скульптурами Любочки и Степаныча, авторские права на которые были переданы в частные руки с целью высудить миллионы со всех, кто использует их образы, также говорит о полном хаосе в этой сфере. Пора уже преодолеть провалы в памяти и гарантировать омичам сохранность мемориалов, чтобы никто не мог ими распоряжаться как вздумается и через годы мы не стали Иванами, родства не помнящими.

Справка «ДГ»
Павел Николаевич Васильев родился 5 января 1910 в казахстанском Зайсане. С 1919 году семья жила в Омске. После окончания школы в 1926 году уехал на Дальний Восток. Первая его публикация по­явилась в конце 1926 года в газете «Красный молодняк». В 1929 году Васильев переехал в Москву. Часто бывал в Омске – здесь жили его родители. В 1932 году его впервые обвинили в контрреволюционных взглядах: он был арестован, но освобожден условно. В 1934 году опубликована разгромная статья Горького «О литературных забавах». В 1935 году Васильева исключили из Союза писателей, летом того же года за «злостное хулиганство» посадили в тюрьму. В феврале 1937 года он был вновь арестован как член «террористической группировки, готовившей покушение на Сталина». В июле поэта расстреляли.

Борис Пастернак в 1956 году написал о нем: «У него было то яркое, стремительное и счастливое воображение, без которого не бывает большой поэзии и примеров которого в такой мере я уже больше не встречал ни у кого за все истекшие после его смерти годы».

МНЕНИЕ

Захар Прилепин, писатель:
- Я уверен, что Павел Васильев – гениальный поэт. Пастернак, Мандельштам, Ахматова высоко отзывались о нем, считали его главным поэтом того времени. Для всех было очевидно, что это поэт просто занебесного уровня. А его сначала убили в 1937 г., а потом, когда стали создавать новые литературные святцы в 1990-е гг., туда не вернули. И это колоссальный пробел в нашем литературном восприятии.

Фото автора

Все рейтинги
Get Adobe Flash player

Какое направление для отдыха вы выберете этим летом?

Всего голосов: 340
 
разработка сайтов
Рейтинг@Mail.ru