Get Adobe Flash player
2166 0 30-11-2016

«Автоматического успеха не бывает»

Федор Рудин

С 8 по 16 декабря в Омске пройдет фестиваль «Белая симфония», посвященный 50­летнему юбилею Омского академического симфонического оркестра. Серия концертов с участием столичных звезд и музыкантов мирового уровня покажет все грани творчества оркестра. Омичи услышат и классику, и джаз, и современную академическую музыку. Откроют фестиваль сочинения Чайковского – полонез из оперы «Евгений Онегин», Симфония № 5 и концерт для скрипки с оркестром, сольную партию в котором исполнит скрипач­виртуоз Федор Рудин. В 2011 году он завоевали Первую премию на Международном конкурсе скрипачей им. Ю.И. Янкелевича в Омске. Накануне фестиваля музыкант дал интервью «Домашней газете».

– Федор, что вы чувствуете, вновь отправляясь в город, где одержали большую победу? Насколько конкурсы важны для музыканта и залог ли это будущего успеха и востребованности?

– Я очень рад своему возвращению в Омск! Со времен конкурса о городе остались очень теплые воспоминания (несмотря на холод, который, вероятно, меня и сейчас ожидает). Связаны они не только с самой победой. Конкурс был организован на высоком профессиональном уровне, но главное то, что мы чувствовали себя как дома. Думаю, многие участники со мной согласятся. Нас очень хорошо принимали, омичи – люди радушные.

Что касается побед на конкурсах, то, безусловно, приятно, когда оценивается долгий труд и работа над собой, но для меня важнее не сам результат конкурса, а личный прогресс. Конкурсы в искусстве – вещь спорная и довольно непредсказуемая, и я уверен, что в тот год, когда я получил первую премию на конкурсе Янкелевича, ее с таким же успехом мог получить не только любой из финалистов, но и любой из коллег, кто не прошел в финал. Мне кажется, что автоматического успеха и востребованности не бывает. И даже если после конкурса начинается карьерный взлет, нужно всегда идти дальше и развиваться как музыканту.

– На конкурсе им. Янкелевича вы уже играли с омским оркестром. Как это было и что ожидаете от предстоящего фестиваля?

– К концу конкурса оставалось уже мало сил, поэтому что­то забылось. Насколько я помню, мы репетировали только один раз, но как раз тот самый концерт Чайковского, который будем исполнять 8 декабря. Мне было очень приятно, легко и удобно, оркестр очень хороший и, конечно, идеально знает этот репертуар. Вообще, играть русскую музыку в России мне наиболее приятно.

– Зарубежная пресса писала, что вы вкладываете в смычок всю свою русскую душу. Согласны ли с этим мнением, если учесть, что с двух лет вы жили в Париже, окончили Национальную консерваторию Парижа?

– Да, я вкладываю в игру свою душу – это правда. Полностью ли она русская... – не уверен. Где­то да, где­то нет. Мои профессора – все представители русской школы, также и Пьер Амояль, у которого я сейчас учусь в Зальцбурге, – ученик Хейфеца, который сам учился у Ауэра. Конечно, во мне больше русской крови, но я чувствую, что обе культуры – и русская, и западная – мне одинаково близки. Если про мою русскую душу пишут, когда я исполняю произведения Чайковского, Шостаковича, Прокофьева или моего дедушки Эдисона Денисова, то меня это может только очень порадовать.

– Кто были вашими учителями? На какой музыке вы воспитывались? Было ли определяющим в вашей судьбе то, что вы родились в семье музыкантов?

– Я учился в Париже у Ларисы Колос, потом у Мирослава Русина, в Кельне у Захара Брона и сейчас заканчиваю в Зальцбурге у Пьера Амояля. А еще с этого года учусь дирижированию в Вене у Семена Пиронкова. Это безумно интересно, хотя отнимает много времени.

Я воспитывался на разной музыке: симфонической, а также оперной и балетной, так как многие родственники играют в Большом театре. Рождение в семье музыкантов наверняка повлияло, но за меня выбор не делали. Я сам хотел учиться музыке. Первый раз попросил у родителей скрипку в возрасте четырех лет, услышав «Времена года» Вивальди. А много заниматься меня не особенно заставляли.

– Что, на ваш взгляд, важнее для музыканта – одаренность или труд?

– Конечно, важен прежде всего труд, так как одаренность контролировать нельзя и никто ее отобрать не может. Недавно я сам начал преподавать и вижу, что с одной одаренностью обычно мало что получается, но в комбинации с трудом и умом (что также важно) она, конечно, сильно помогает, и результаты совсем другие. Главное – любить музыку и подчиняться ей, а не пользоваться ею в своих интересах.

– На каких площадках вы играете? Произведения каких композиторов сегодня ждет публика – классиков или современных авангардистов?

– Я выступал в очень разных местах, странах, залах. Наверное, самый лучший зал, где я имел честь выступить, самый красивый и совершенный акустически – большой зал Карнеги-­холл в Нью-­Йорке.

Публику нужно заинтересовать именно теми качественными музыкальными произведениями, которые либо исполняются редко, либо вообще никогда не исполнялись. Это может быть и новая музыка, и совсем старинные, забытые произведения. Недавно я впервые играл ре­мажорный концерт Моцарта К 271, Шестой, о котором даже большинство скрипачей не знает. Существует спор, полностью он написан Моцартом или нет и насколько это аутентичное произведение. Я не теоретик и, наверняка, в этом не разбираюсь, но так как произведение очень хорошее, на мой взгляд, даже лучше, чем некоторые из пяти обычно играемых концертов Моцарта, его стоит играть, и, в конце концов, не так уж и важно, кто его написал или дописывал. Рука Моцарта, безусловно, в этом концерте присутствует, но никто не знает, в какой степени.

– Что бы вы пожелали омскому оркестру в юбилей?

– Много интересных проектов, удачи, радости в совместном музицировании и творческих открытий.

Досье "ДГ"

Федор Рудин родился в Москве в 1992 году в семье музыкантов. Лауреат нескольких международных конкурсов. В возрасте 12 лет получил Первую премию на известном Международном конкурсе скрипачей имени Луиса Шпора в г. Веймаре (Германия). В 2003 году стал лауреатом Первой премии Международного конкурса Андреа Постаккини в г. Фермо (Италия). Внук композитора Эдисона Денисова, произведения которого были востребованы в большей степени на Западе, чем в нашей стране. В СССР Денисов подвергся жесткой критике, попал в черный список из семи композиторов Тихона Хренникова, а за рубежом его называли «Моцартом XX века».

Фото fedorrudin.com

Все рейтинги

Какое направление для отдыха вы выберете этим летом?

Всего голосов: 332
 
разработка сайтов
Рейтинг@Mail.ru