1451 0 01-04-2015

Как пропадают самолеты…

 

 

Авиакатастрофа во Франции приведет к изменениям Правил безопасности полетов

 

«Домашняя газета» представляет очередной выпуск традиционной рубрики «На злобу недели». В ней мы готовим небольшое обозрение трех значимых событий, произошедших в мире, стране и Омском регионе. А также стараемся сделать выводы о том, что эти события могут означать. Обращаем внимание читателей на то, что все наши выводы носят характер версии и являются личным мнением автора обзора.

 В мире

Что произошло?
Страшная трагедия произошла в последний вторник марта во Французских Альпах. Там потерпел крушение пассажирский Airbus A320 немецкого лоукостера Germanwings, следовавший из Барселоны в Дюссельдорф. На борту рухнувшего в горах лайнера находились 144 пассажира и 6 членов экипажа.

Подробности авиакатастрофы СМИ начали сообщать уже на следующий день. И они оказались без преувеличения душераздирающими. По предварительным данным, злополучный борт сознательно направил в землю второй пилот рейса Андреас Лубиц. Вполне благополучный внешне молодой летчик, как выяснилось, страдал тяжелой депрессией. И чтобы свести счеты с жизнью, выбрал момент, когда командир воздушного судна отлучился в туалет. Страшную картину последних минут полета лайнера с криками пассажиров и отчаянными попытками командира взломать заблокированную дверь кабины можно представить себе, даже не прослушав фонограмму бортового самописца.

 Что бы это значило?
Случившаяся в небе над Францией трагедия в очередной раз демонстрирует несовершенство системы международной авиационной безопасности. Помноженное к тому же на возведенную в Европе до уровня табу неприкосновенность частной жизни. Ведь если бы медики и авиакомпания могли обмениваться информацией, Андреас Лубиц, скорее всего, не был бы допущен к полетам.

Показывает произошедшее и то, что, сосредоточившись на борьбе с угрозой терроризма извне, ответственные за безопасность
в воздухе специалисты совершенно не учли возможность угрозы изнутри. Очевидно, положившись на систему отбора кадров и уравновешенность европейского человека вообще.

Крушение лайнера Germanwings напоминает также о еще одной жуткой авиакатастрофе. Той самой, с малазийским, сбитым в небе над Донецкой областью. В том смысле, что причины первой стали более или менее очевидны уже на следующий день, а расследование второй тянется более полугода и до сих пор не дало даже уверенных предварительных результатов. Хотя Россию совершенно голословно обвиняли в ней все кому не лень. Так не затягивает ли его кто-то сознательно? Стремясь скрыть неудобные для себя доказательства.

 В России

Что произошло?
В нашей стране, тем временем, продолжает кипеть скандал вокруг постановки оперы Вагнера «Тангейзер», осуществленной режиссером Тимофеем Кулябиным в Новосибирском театре оперы и балета. Напомним, что героем модерновой переработки классического произведения стал Христос, … снима­ющийся в эротическом фильме. Православные активисты во главе с новосибирским митрополитом Тихоном пытались уличить театр в оскорблении чувств веру­ющих. И хотя суд в возбуждении дела на создателей спектакля отказал, продолжали выражать активный протест по поводу недавней премьеры.

Точкой или очередной запятой в разгоревшихся спорах стало увольнение буквально в прошлые выходные директора новосибирской оперы Бориса Мездрича. Уроженца Омска, в прошлом возглавлявшем нашу академическую Драму. Минкульт освободил его от должности за невыполнение своих же распоряжений. Вроде как бывший руководитель театра отказался вносить в постановку необходимые с точки зрения ведомства корректировки.

 Что бы это значило?
Копий вокруг этой ситуации наверняка еще будет сломано немало. Хотя, в принципе, Борис Мездрич имел право придерживаться той позиции, которой придерживался, а министерство культуры имело такое же право его заменить. Дисциплину в бюджетных организациях еще никто не отменял. Но в целом по поводу новосибирского оперного скандала хочется заметить следующее. В аргументах обеих сторон очевидны подмены понятий. Одна из них заключается в том, что сторона театра якобы отстаивает принципы свободы творчества.

Кощунство, конечно, становилось проявлением этой самой свободы. Например, в романе Льва Толстого «Воскресение» содержится вполне издевательское описание литургии. Но, и это принципиальное отличие, кощунство Толстого стало результатом пережитой писателем колоссальной духовной драмы, страшного по напряжению и по­следствиям разочарования в христианской вере.

Режиссер же Тимофей Кулябин, судя по всему, никакого внутреннего перелома в контексте постановки не пережил. Он и сам говорил
в одном из интервью, что хотел «зацепить» зрителя, иными словами, пощекотать ему нервы за счет христианства. А это уже похоже на провокацию или даже спекуляцию. А если уж совсем честно, на манипуляцию зрителем ради пиара и гонорара. Согласитесь, свобода творчества – это нечто совсем другое.

 В Омске

Что произошло?
Из событий, произошедших в нашем городе, выделим не очень громкое, но весьма, на наш взгляд, отрадное. Мэр Омска Вячеслав Двораковский принял решение  о выделении местному музею городского быта нового здания. Размещающаяся ныне в деревянном домике на улице Театральной экспозиция в скором будущем переедет в особняк купчихи Шаниной по адресу: площадь Дзержинского, 1а.

Перед этим новое помещение будет как следует отремонтировано. Этим займется компания бизнесмена и депутата городского Совета Валерия Кокорина. Таким образом, музей, до сих пор державшийся в основном на энтузиазме своего основателя, краеведа Владимира Селюка, станет полноценным учреждением культуры.

 Что бы это значило?
Принятое градоначальником решение радует тем, что оно принимается в момент, когда страна и сфера культуры испытывают вполне понятные в сегодняшних условиях сложности денежного порядка. А уж городской бюджет, весьма скудный и в более благополучные времена, сейчас и вовсе ужат донельзя.

Тем не менее муниципалитет нашел возможность для выделения уникальному музею, надо думать, весьма недешевой недвижимости. А это говорит о приоритетах, в данном случае расставленных совершенно верно.

Ведь и журналисты, и общественники, и простые омичи часто говорят о том, что в Омске не хватает исторического контекста, каких-то уникальных фишек, дела­ющих наш город непохожим на другие. Музей городского быта вполне может стать таковой. Остается только пожелать, чтобы его обновленный проект был воплощен в жизнь.

 

Мнение

Брис Робен, прокурор Марселя:
– Действия второго пилота могут быть расценены как намерение уничтожить самолет. Изменение высоты можно воспроизвести только добровольно. Я полагаю, что жертвы крушения самолета до последних мгновений не осознавали приближения катастрофы. Крики начались перед самым падением, уже в последние моменты.

 

 Фото ria.ru

Все рейтинги
Get Adobe Flash player

Как вы проведете грядущие выходные?

Всего голосов: 80
 
разработка сайтов
Рейтинг@Mail.ru