1865 1 21-01-2015

Папа Римский против Ходорковского

«ДГ» представляет вниманию читателей очередной выпуск рубрики «ДГ-трибуна». В ней мы традиционно говорим, о том, что нас по-настоящему задело. При этом возможность высказаться может быть дана не только корреспондентам издания, но и людям извне – политикам, бизнесменам, журналистам и даже широкому кругу наших читателей. Заметим только, что данные статьи не претендуют на объективность, а мнение автора не всегда совпадает с мнением редакции. 

Кровавая драма в редакции французского сатирического журнала «Шарли Эбдо» и ее последствия продолжают оставаться одной из самых обсуждаемых в мировых СМИ тем. Родные и близкие погибших все еще переживают эмоциональный шок, само издание бьет рекорды по тиражам и денежным поступлениям, а политические и религиозные деятели всех уровней, направлений и конфессий не перестают высказываться о причинах произошедшего 7 января и происходящего сегодня.

Весьма любопытным на этом фоне стало недавнее высказывание Папы Римского Франциска, прокомментировавшего по просьбе журналистов выход свежего номера «Шарли» с новой порцией непотребных карикатур на пророка Мухаммеда. Понтифик, напомним, заявил о недопустимости издевательства над чужой религией. И даже подкрепил свой тезис образно, сказав, что если, например, его помощник позволит себе обругать его же матушку, ему стоит ждать хорошего тумака. Таким образом, Папа Франциск при очевидном сочувствии к жертвам теракта однозначно дистанцировался от царящих в Европе «шарли-ажиотажа» и общепринятого в Старом свете понимания истоков трагедии. 

Столь заметное расхождение в оценках ситуации между европейским политическим истеблишментом и одним из самых влиятельных религиозных лидеров мира очень показательно. Уже потому, что глава католической церкви высказал свое мнение сам, а не поручил это ватиканской пресс-службе, которая, конечно, выбрала бы для этого более дипломатичные и обтекаемые формулировки. Но тут надо понимать особенности характера Папы Франциска, который с одной стороны, весьма строг в том, что касается принципов, а с другой – очень демократичен в общении, как с внутренней иерархией, так и с внешним миром.

Этим он очень отличается от своих предшественников. В частности от Иоанна Павла Второго – тем, что не пытается заниматься прозелитизмом под лозунгами глобалистической толерантности. А от Бенедикта Шестнадцатого – тем, что не замыкается от мира внутри церковной бюрократии, и готов решать проблемы и церкви, и мира максимально открыто. Собственно эту открытость своим заявлением по «Шарли Эбдо» понтифик и продемонстрировал. Обнажив попутно огромные противоречия между традиционными и нынешними европейскими ценностями. Последние, в конечном итоге, являются ничем иным, кроме как современной либеральной идеологией.

Масштаб этих противоречий становится особенно пугающим, если соотнести слова Папы Франциска с реакцией на парижскую трагедию одного из посаженных лидеров российского либерального движения экс-олигарха и экс-заключенного Михаила Ходорковского. Бывший глава «Юкоса», напомним, сразу после расстрела редакции журнала написал в социальных сетях, что теперь все СМИ в знак солидарности и борьбы за свободу слова просто обязаны публиковать карикатуры на мусульман и пророка Мухаммеда. А иначе, мол, они и не журналисты вовсе. За это Ходорковский получил жесткую отповедь от главы Чеченской республики Рамзана Кадырова, попытавшегося донести до оппозиционера простую мысль: не все мусульмане – террористы. И призыв к оскорблению пророка наносит совершенно незаслуженную обиду миллионам ни в чем не повинных людей.

Наверное, ситуация, в которой лидер Чечни и глава римско-католической церкви оказываются по одну сторону баррикад, а видный либеральный деятель и поборник современной толерантности – по другую, может показаться странной. Ведь идея толерантности, вроде бы, должна объединять людей независимо, в том числе и от религиозной принадлежности. Однако на деле все оказывается иначе. И представителям конфессий, история отношений которых имеет и совершенно кровавые эпизоды (вспомним хотя бы крестовые походы) сегодня легче согласиться друг с другом, чем с носителями европейского либерализма. Потому что традиционные религии, несмотря на все издержки, имеют в основе своего учения гуманитарную составляющую. В том числе и признание права другого человека на свою веру, свое отношение к святыне.

А либеральная идеология, что бы она там не декларировала, по-прежнему делит людей цивилизованных и дикарей, креативный класс и стадо, истинно свободных и «ватников». Значит, не сочтите за каламбур, ценности у одних априори «ценнее», чем у других.  И за высмеивание гомосексуализма среди  европейской и части либерально ориентированной части российской интеллигенции можно получить гораздо большие проблемы, чем за издевательство над верой в Бога.  Это, впрочем, один, сугубо теоретический момент. В смысле практики же интересно следующее. Наши либералы они ведь вроде хотят прийти к власти. Тот же Ходорковский, например, наличия амбиций президента не отрицал, да и «западные партнеры», похоже, рассматривают его как потенциального главу российского государства, в случае если им удастся (чем черт не шутит) провернуть в Москве майдан.

Так что же, Михаил Борисович забыл, сколько в России живет мусульман? Или ему их голоса в случае чего без надобности? Видимо, так и есть. Ходорковский либо вообще не связывает свое будущее с Россией, оно и понятно, гастроли по Европе с песенками про злобный режим Путина – это комфортно и прибыльно, либо, что гораздо вероятнее, честные выборы в России, если все-таки (спаси, Господи) произойдет у нас майдан, никто не планирует. И как проголосуют мусульмане, которые едва ли забудут про призыв к новым карикатурам на их пророка, никого тогда интересовать не будет.

Про то, что бывшему олигарху было бы хорошо подумать и о том, что самым эффективным средством от распространения исламского экстремизма является создание комфортных условий для ислама традиционного, что, кстати, в России и делается, долго говорить не будем. Нынешние российские либералы редко смотрят вглубь проблемы. Чаще, сужденья черпают из западных газет. Как двоечники хватают информацию по верхам. Помнится, другой отечественный бизнесмен-либерал - Михаил Прохоров – участвуя как-то в предвыборных дебатах, на голубом глазу заявил, что стратегическим противником России, как и всего цивилизованного мира, является … Иран. В то время, как реальность, была абсолютно противоположной. Просто куршавельский гуляка, биатлонный начальник и организатор ё-мобилестроения не потрудился выучить даже несложный предвыборный урок.

 

Мнение

Дмитрий Лекух, писатель, блогер:
-  Именно те, кто смеётся над «скрепами», «традициями», «сильным государством» должны прекрасно понимать, что и «исламский экстремизм» — это точно такой же «модерн» и «постмодерн» по отношению к «традиционному исламу». И что вот эти вот бородатые дядьки с автоматами, которые почему-то пришли их убивать — их духовные братья. Просто потому что они точно такие же «модернисты», как и сами «борющиеся с замшелым традиционализмом».

 

P.S. Уважаемый читатель! Согласны ли Вы с точкой зрения, представленной в материале? Поделитесь своим мнением с редакцией в четверг, с 11 до 13 часов по телефону: 21-55-65.

Рисунок из сети Интернет

Все рейтинги

Как вы проведете грядущие выходные?

Всего голосов: 53
 
разработка сайтов
Рейтинг@Mail.ru