1982 0 12-01-2015

Кино-2014

В кино, как в крестьянском хозяйстве, год на год не приходится. Порой за ведущие кинопремии мира борются почти сплошь шедевры. А бывает, посмотришь годик спустя по ТВ фильм-лауреат и думаешь: что это такое было? Каким выдался в этом отношении минувший 2014-й, сразу и не решишь. Поэтому поговорим пока не столько о явлениях, сколько о впечатлениях. А их: ожиданий, очарований и разочарований... – слава богу, было в достатке.

 

АЛЕКСЕЙ ГЕРМАН-СТАРШИЙ. КАК ТРУДНО БЫТЬ!

Выхода фильма Алексея Германа-старшего «Трудно быть богом» ждали в России даже не с нетерпением, а с придыханием. Экранизацию культовой некогда повести братьев Стругац-ких маэстро снимал больше десятка лет и успел закончить только вчерне. Сложная судьба картины и масштаб личности ее создателя заставляли ожидать настоящего шквала восторжен-ных откликов, тем более что и прокат фильму был предоставлен более чем широкий даже вдалеке от обеих столиц.

Однако ожидаемый зрительский выдох оказался в результате гораздо тише, чем вдох. Разношерстная критика тоже не спешила объявлять фильм шедевром, изменившим мировой ки-ноязык. А затишье вместо бурной приветственной реакции обычно повисает, если почтенному и даже весьма уважаемому автору доводится создать не вполне убедительное произведение.

Нет, конечно, Герман есть Герман. Особенно, если это Герман-старший. Его последняя картина стала наивысшим проявлением авторского «я», своеобразным стилистическим апофео-зом. В фильме весьма живописно изображена грязь и слизь инопланетного, но мы-то все понимаем, что земного существования. В кадре без малейшего зазора мельтешат щербато-тупые лица, гнилая и грязная плоть. Но за всем этим мельканием гибнут, не родившись, и потенциальная глубина картины, и ее казавшийся достижимым драматизм.

Чего уж греха таить, «Трудно быть богом» – это кино всего-навсего про то, как тяжко живется интеллигенту среди морально и эстетически непритязательного простонародья, сиречь быдла. Копать такую плоскую основную идею в глубину – занятие неблагодарное. А вот разыграть драму такому мастеру как Алексей Юрьевич было вполне по силам. Нужно было только психологически убедительно передать моральный слом в душе главного героя – дона Руматы. Тот самый момент, когда он переосмысливает свою миссию. И вместо спасения немногого лучшего в далеком инопланетном мире начинает видеть ее в уничтожении худшего. То есть почти всего.

Увы, но драма перерождения милостивого новозаветного бога в гневного ветхозаветного режиссеру не удалась вообще. 

Потенциально богатая эмоциями сцена превратилась в непо-нятную возню (на карачках) главного героя, наряженного в козлиную шкуру. Поверхностный символизм слопал человеческую трагедию. То ли потому, что маэстро Герман сам не смог ре-шить указанную сцену психологически. Или оттого, что он ошибся с выбором исполнителя главной роли. Все-таки Леонид Ярмольник – мастер типажа, а не психологической динамики. Кажется, что Александр Лыков, которому Герман Ярмольника в свое время предпочел, мог бы справиться с поставленной задачей успешнее.

Лишенная же психологического ядра картина в целом превратилась в тягомотное (больше трех часов) и пестренькое, несмотря на монохромность картинки, зрелище. Которое даже спе-циалисты едва ли сподобятся посмотреть еще раз.

 

 

НИКИТА МИХАЛКОВ. УДАРЕННЫЕ СОЛНЦЕМ

Фильм Никиты Михалкова «Солнечный удар» в отличие от последней работы Алексея Германа вышел в прокат ближе к концу года. Объединяет же обе картины долгий путь от замысла к реализации, который в случае с Михалковым составил больше двух десятков лет.

Что касается ожиданий, то они, опять же напротив, были для режиссера более чем негативными. Своей гражданской активностью Никита Сергеевич умело настропалил против себя почти всю кинокритику. Либеральную, которая бомбит его за патриотизм. И консервативную, понуждающую его снизить учительский пафос. Тем не менее «эффект низкой базы», то есть заниженные ожидания заряженного критикой зрителя, в каком-то смысле работает на прославленного режиссера. Ведь мастер он все-таки выдающийся, и оставался таковым даже в не самых удачных «Предстоянии» и «Цитадели».

Впрочем, отчасти обманутой добрая половина  зрителей осталась не только в худших ожиданиях. После того, как стало ясно, что Никита Михалков снимает фильм по крохотному рас-сказу Бунина, да еще и с малоизвестными актерами, у многих появилось ощущение, что режиссер вернулся к коронному для себя камерному жанру. И отнюдь не все до выхода фильма успели узнать, что в сценарной обработке рассказ оброс кучей дополнительных сюжетов и деталей и получил параллель с мотивами антибольшевистских дневников Бунина «Окаянные дни».

Сопоставление беззаботной, но порочной по сути дореволюционной жизни с трагическими событиями разгрома белогвардейцев в Крыму, судя по всему, и должно было создавать на-пряжение сюжета, созданного сценаристами Михалковым и Адабашьяном. И показать прямую связь между грехом и возмездием. Но по результату эта взаимосвязь и оказалась наименее убедительной.

Дело здесь вот в чем. По духу возрожденному тандему кинодраматургов (упомянутого в титрах соавтора сценария Владимира Моисеенко вынесем пока за скобки) гораздо ближе Чехов, чем Бунин. Это проявилось в их прошлых работах: удивительно гармоничной «Неоконченной пьесы для механического пианино» и даже «Нескольких днях из жизни Обломова», глубокого – «чеховской» экранизации – классического романа Ивана Гончарова. Дореволюционные сценки «Солнечного удара» они тоже такие, из Антона Палыча.

Но, и это принципиальный момент, морализм Чехова радикально отличается от морализма Бунина, особенно если иметь в виду «Окаянные дни». Чехов все-таки был склонен к мо-ральному компромиссу. Так, его дьякон из повести «Дуэль» думает про себя, что его далеко не праведные с церковной точки зрения знакомые непременно спасутся, ибо все они доб-рые люди.

Противоречие между чеховским обаянием греха и бунинским (или михалковским?) ужасом возмездия и лишает «Солнечный удар» идейной цельности. Что, в общем, не отменяет, в этом случае вопреки хронометражу, «смотрибельности» фильма и пронзительности его концовки.

 

НУРИ БИЛЬГЕ ДЖЕЙЛАН. СПАТЬ НЕ ХОЧЕТСЯ

Интересно, что в этом же 2014 году кинематограф подарил зрителю еще один прочувствованно чеховский фильм. При этом автором его стал турецкий режиссер, получивший за свою адаптацию русского классика к современной и родной для себя действительности «Золотую пальмовую ветвь» Каннского фестиваля.

Погружение Нури Бильге Джейлана в русский литературный материал оказалось глубоким. Даже при первом приближении в основе сценария картины «Зимняя спячка» видны че-ховские «Дядя Ваня», «Иванов», не слишком известный рассказ «Кошмар» и переосмысленный фрагмент из «Идиота» Достоевского. Познакомиться с наложением отечественной классики на малоазиатские реалии и национальный характер было весьма любопытно. Тем более что действие фильма разворачивалось в живописных ландшафтах знакомой далеко не всем российским туристам Каппадокии.

Но если что-то и помешало российскому зрителю в полной мере насладиться красотой и элегантностью этой примечательной картины,  так это как раз отличия между русским и турец-ким менталитетом. Которые наверняка были подмечены в свое время русскими читателями романов живого турецкого классика Орхана Памука, где редкая эмоция или коллизия не приоб-ретает многословное и, как правило, элегическое по настроению словесное воплощение.

Диалоги «Зимней спячки» именно таковы. А некоторые сцены, построенные на этих диалогах и двух планах их участников, переваливают по времени за пятнадцать-двадцать минут. Поэтому добраться до катарсиса (по-чеховски поливалентного) удавалось не всем российским зрителям. В том числе и омским, ведь единственный в городе сеанс в кинотеатре «Слава» (скажем заве-дению спасибо за эту, скорее всего, безнадежную с точки зрения рентабельности культурную акцию) начинался около девяти вечера. И заканчивался глубоко за полночь.

 

КРИСТОФЕР НОЛАН. ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ К ЗВЕЗДАМ

К концу года мировые премьеры посыпались на голову любителей кино как из рога изобилия. Одной из самых ожидаемых среди них стал «Интерстеллар» Кристофера Нолана, получивший к моменту выхода в омский прокат щедрую похвалу критиков. И новая работа автора одного из самых удачных «Бэтменов», в общем, заслуживает внимания.

«Интерстеллар» – это качественно снятая научная фантастика, по которой утомленный многочисленными нудными антиутопиями и дурацкими «фэнтези» зритель уже начал скучать.

Добавим к этому прекрасную игру исполнителя главной роли Мэтью Макконахи – и включение фильма в рейтинг главных кинособытий года будет совершенно закономерным.

Несмотря даже на необязательную Энн Хаттауэй в роли одной из главных героинь и порцию мелодраматической голливудской клюквы в финале. 

 

Единственное, что смущает после просмотра таких картин, так это появляющиеся сомнения в незыблемости принципа единства формы и содержания. Все-таки и «Интерстеллар», и «Бэтмены» Кристофера Нолана гораздо более изящны по исполнению, нежели глубоки по мысли.

 

 

ПИТЕР ДЖЕКСОН. У КОЛЬЦА НЕТ КОНЦА

Окончание многолетней эпопеи с экранизацией тетралогииТолкина тоже было обречено на попадание в список событий в мире кино. Две киносаги про братство Кольца новозеландец Питер Джексон снимал десять с лишним лет, и отечественному зрителю ничего не оставалось, кроме как выложить за билет очередную порцию рублей, чтобы полностью посмотреть кар-тину хотя бы для очистки совести.

Так кино становится франшизой со всеми вытекающими последствиями. А именно: с постепенным вымыванием авторского начала, даже если, как в случае с «Хоббитом» и «Властели-ном колец», фильмы делает один режиссер.

Увы, но к последнему фильму эпопеи «Битва пяти воинств» органика «Властелина» исчезла из «Хоббита» окончательно.

Необходимость растянуть тоненькую книжку на три фильма по два с хвостиком часа каждый привела к затягиванию имевшихся в первоисточнике сцен до безобразия. А также включению в сюжет деталей и линий извне.

Обилие же спецэффектов, особенно в высокотехнологичной версии HFR 3D, сделало фильм похожим по восприятию не столько на кино, сколько на навороченную заставку к компью-терной игре. Просто очень подробную.

Посему при всей добротности предложенного Джексоном зрелища по его окончании оставалось только вздохнуть: «Помер Торин, да и Дубощит с ним». И предвкушать в новогодней те-лепрограмме показ первых частей картины.

 

ЖАН-ЛЮК ГОДАР И ВУДИ АЛЛЕН/ В БОЙ ИДУТ ОДНИ СТАРИКИ

Если и хочется объединить две, на наш взгляд, главные киноудачи года в один блок рейтинга событий в мире кино, так это для того, чтобы описанием не отвратить потенциального зрителя от просмотра этих выдающихся картин. Хотя бы и на собственных средствах воспроизведения.

Классики мирового кино Жан-Люк Годар и Вуди Аллен – в свои 84 года и 79 лет соответственно – продемонстрировали в ушедшем году поразительную творческую форму и молодость. Первый – в сложной по восприятию, но доказывающей актуальность настоящего киноавангарда 3D-картине «Прощай, речь». Второй – в камерной, изящной и фантастически красивой «Ма-гии лунного света» с неподражаемым Колином Фертом.

Эти фильмы совершенно разные и по тематике, и по стилистике. Но в обоих случаях есть то, что делает кино искусством, – живая мысль, творческая индивидуальность и глубина. Бу-дем надеяться, что и в 2015 году мы увидим в кинозалах что-то подобное по силе художественного воздействия. С Новым годом, Рождеством и побольше нам всем позитивных открытий!

 

Фото: www.kinopoisk.ru

 

 

 

Ключевые слова: "Домашняя газета (Омск)", Омск, досуг, кино, кинотеатры, кинематографические события ушедшего года, фильм-лауреат, минувший 2014-й, Алексей Герман-старший, «Трудно быть богом», братья Стругацкие, режиссер Алексей Юрьевич Герман, Дон Румата, Александр Лыков, Ярмольник, режиссер Никита Михалков, «Солнечный удар», «Предстояние", Цитадели», рассказ "Солнечный удар", писатель Иван Бунин, дневников Бунина «Окаянные дни», белогвардейцы в Крыму, сценарист Михалков и Адабашьян, Владимир Моисеенко, Антон Чехов, «Неоконченная пьеса для механического пианино», "Несколько дней из жизни Обломова», Иван Гончаров, повесть «Дуэль», Нури Бильге Джейлан, премия «Золотая пальмовая ветвь» Каннского фестиваля, «Зимняя спячка», «Дядя Ваня», «Иванов», «Кошмар», роман «Идиот», Федор Достоевский, Турция, Каппадокия, турецкий классик Орхан Памук, омский киноцентр «Слава», Кристофер Нолан, «Интерстеллар», «Бэтмэн», антиутопии, «фэнтэзи», Мэтью Макконахи, ЭннХатауэй, Питер Джексон, тетралогииТолкина, братство Кольца, «Хоббит», "Властелин колец», «Битва пяти воинств» в высокотехнологичная верси HFR 3D, Торин, Дубощит, Жан-Люк Годар, Вуди Аллен, киноавангард, 3D-картина «Прощай, речь», «Магия лунного света», Колин Ферт, Кристина Попович, www.kinopoisk.ru
Все рейтинги

Как вы проведете грядущие выходные?

Всего голосов: 93
 
разработка сайтов
Рейтинг@Mail.ru