5870 0 12-11-2014

Клан Фридманов: Бизнес с математической точностью

 

Геннадий Фридман (справа)

Связь Tele2 и заправки «Топ-Лайн», клиники «Евромед» и автосалоны «Евразия Моторс» – империя Геннадия и Ильи Фридманов прочно опутала весь город своими многочисленными сетями. Кто-то скажет, что будущий успех отца и сына был буквально заложен у них в крови. Но мы решили не списывать все исключительно на генетику и постараться найти другие объяснения тому, как сын офицера Советской Армии и кандидат физмат наук из молодого ученого и немолодого преподавателя превратился в одного из самых видных бизнесменов города, как вырастил сына под стать себе и смог сохранить статус-кво несмотря на банкротство флагманской компании своей финансовой империи.  

Из храма науки – в бизнес-сообщество
Таких, как Геннадий Фридман, принято называть self-made man. Этот 68-летний успешный бизнесмен действительно сделал себя сам, ведь послевоенное детство в семье старшего лейтенанта, мехмат НГУ и работа младшего научного сотрудника – не самый удачный стартовый капитал для создания собственной бизнес-империи.  

В 1976-м, через год после защиты кандидатской диссертации в области математической кибернетики, Геннадий Фридман переехал в Омск и начал работать на матфаке ОмГУ. Так продолжалось больше десяти лет, пока в конце 80-х во Фридмане-старшем, на тот момент возглавлявшем кафедру прикладной и вычислительной математики, не проснулась жажда политической деятельности.

В 1989 году Геннадий Шмерельевич координировал избирательную кампанию Алексея Казанника, баллотировавшегося в народные депутаты СССР, а в 1990-м сам участвовал в выборах – правда, местных. Фридман стал депутатом городского совета, вошел в его президиум и возглавил комиссию по проблемам перехода к рыночной экономике. Именно тогда, занимаясь инвестиционными проектами и глядя на то, как бизнес-специалистам удается их реализовывать, Фридман решил попробовать себя в этой ранее незнакомой ему сфере.

Первые шаги в предпринимательстве депутат-математик начал делать поздно – в 46 лет. Зато к тому моменту у Фридмана был уже взрослый сын, тоже математик, который стал правой рукой и главным бизнес-партнером отца, и дальше события развивались стремительно.

В 1992-м году Фридман-старший покинул университет и занял одну из топ-менеджерских должностей в структуре «Мираф», основанной ныне живущим в Канаде известным бизнесменом Леонидом Пеккером. А вскоре, в августе 1993-го, Геннадий Шмерельевич вместе с сыном заложил столицу будущей семейной финансовой империи – основал компанию «Ф-Консалтинг» (которая, по одной из версий, досталась Фридманам от Пеккера в наследство).

Сотовый король
Бизнес-начинания клана Фридманов не замыкались на построении одного лишь семейного холдинга. Так, в 1994 году Геннадий Фридман взялся за перспективный инвестиционный проект – создание первой в регионе сети сотовой связи при поддержке финансовой группы Millicom из Люксембурга. И, поговаривают, что в поиске инвестора и получении кредита на покупку оборудования опять же не обошлось без «Мирафа».  

Как бы то ни было, Фридман-старший выступил соучредителем ЗАО «Сибирская сотовая связь» (ныне – «Теле2-Омск»), возглавил компанию и взял на себя роль главного стратега. В итоге проект оказался более чем успешным. Сначала «Сибирская Сотовая Связь» начала завоевывать региональный рынок при помощи брендов «Би Лайн» и «Фора», а в 2001 году 60% акций компании выкупил шведский концерн Tele2 AB, и с августа 2003-го компания начала работать под маркой Tele2.

В 2006 году Геннадий Фридман продал свой пакет акций тем же шведам и год спустя решил оставить пост генерального директора. Впрочем, расставание с Tele2 было не окончательным – покидая компанию, Фридман согласился продолжать оказывать Tele2 консультационные услуги и по-прежнему представлять компанию в Ассоциации региональных операторов мобильной связи.
К слову, сейчас омский «сотовый король» занимает пост почетного председателя Совета этой ассоциации.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

http://superomsk.ru/images/upload/54533bfd80606.jpg

Вина за вино
Еще один титул с приставкой «почетный» Геннадий Фридман получил в омской иудейской общине «Ор Хадаш». А в 2008 году почетный прихожанин и главный благотворитель был избран ее председателем. Среди особых заслуг своего нового главы община тогда отмечала активное содействие открытию в Омске первой еврейской школы. Теперь же в копилку Фридмана можно смело добавить еще и спасение главного раввина Омска и Омской области от депортации из-за штрафов от ГИБДД и Роспотребнадзора. Глава общины не просто встал на сторону Ошера Кричевского в суде, но и взял на себя вину за просроченную кошерную колбасу и продажу вина без лицензии.

Геннадий Фридман смог убедить суд, что именно он как руководитель общины «Ор Хадаш» является единственным представителем юридического лица, отвечающего за деятельность магазина «Супер-Кошер» при синагоге. И, соответственно, именно он должен отвечать перед Роспотребнадзором за нарушения санитарного законодательства и незаконную торговлю алкоголем. В итоге Кричевскому, получившему предписание в 15-дневный срок покинуть Россию, удалось сначала затянуть, а потом выиграть судебную тяжбу с региональным УФМС и остаться в Омске.

Яблоко от яблони
Пока Фридман-отец все активнее выступал в качестве благодетеля и благотворителя, управление семейной финансовой империей осуществлял Фридман-сын, с самого начала проявивший себя не только как надежный деловой партнер, но и как сильная самостоятельная бизнес-единица.  

Как писал в своей книге «Бизнес как экспедиция» бывший сосед Ильи Фридмана по студенческому общежитию, а ныне – владелец раскрученного зонтичного бренда Александр Кравцов, Фридман-младший являл собой «странное сочетание гениального математика-еврея и сибирского боксера с крутым, слегка самонадеянным нравом».

Вместо того чтобы примерять на себя скромную роль наследного принца сибирского сотового короля, в начале 90-х – до появления на рынке компании «Сибнефть» – «гениальный» и «самонадеянный» Илья Геннадьевич занялся продажей нефтепродуктов омского НПЗ. И весьма в этом преуспел.

Часть прибыли от своих бизнес-начинаний Фридманы решили пустить на открытие автозаправки, и в 1999 году в Омске появилась первая АЗС под брендом «Топ Лайн». Сейчас эта сеть растянулась по всему региону и насчитывает уже почти три десятка автозаправочных станций. Как утверждают давние партнеры и клиенты, на первых порах Илья Геннадьевич лично обошел множество омских организаций, которые в результате заключали договоры с «Топ Лайном», а затем собственноручно раздавал золотые и серебряные клиентские карты.        

Параллельно с развитием бензиновой темы на протяжении нулевых Фридманы вели массированную атаку сразу на нескольких фронтах. В 2007 году в Омске открылся первый корпус многопрофильного медицинского центра «Евромед», для которого Фридман-младший сам тщательно выбирал поставщиков оборудования, в 2008 – ресторан «Табекер», разместившийся в выкупленном здании бывшей табачной фабрики. А в 2010 – через год после открытия второго «Евромеда» – распахнул свои двери еще один объект с пометкой «евро» – развлекательный центр «Европарк» с кинотеатром «Вавилон», возведение которого стало возможным после приобретения акций гостиницы «Маяк» у ее работников и муниципалитета и покупки самого здания речного вокзала на аукционе.    

Еще одним направлением развития финансовой империи стала торговля автомобилями через дилерские центры, объединенные под брендом «Барс». «Фридман вдруг начал продавать в Сибири столько грузовиков «Scania», что президент мультинациональной компании сел в свой самолет и лично прилетел к нему в Омск, с дозаправкой в Волгограде, только для того, чтобы познакомиться», – делился впечатлениями от успехов старого приятеля владелец бренда «Экспедиция» Александр Кравцов.  

Однако в 2009 году автомобильная мини-империя младшего Фридмана претерпела серьезные изменения, и те самые знаменитые грузовики Scania вместе с BMW и словом «Барс» на вывеске отошли бизнес-партнеру Фридмана Павлу Смирнову. Себе Илья Геннадьевич оставил Mitsubishi, Nissan, Peugeot и Hyundai, и весной 2011 года автоцентр предстал под новым «евробрендом» – «Евразия», под крылом которого в тот же год оказалось еще и дилерство Renault.    

 

 

 

 

 

http://superomsk.ru/images/upload/54533e81a460c.jpg

Сага о рейдерстве
Единственный громкий скандал, в котором оказался замешан клан Фридманов, в общем и до скандала-то не дорос. «Моськой», ополчившейся против этого слона, оказался куда менее известный и успешный омский клан – четверо мужчин по фамилии Манукян, которым принадлежал молокозавод «Омский» и которые пытались, всякий раз безуспешно, обвинить Илью Фридмана и нескольких его приближенных в рейдерском захвате предприятия. Точнее, его недвижимых активов – здания на 13-й Линии, 37, где сейчас зарегистрирована компания «Теле2-Омск».

В начале нулевых из-за многомиллионных кредитных долгов перед Сбербанком в отношении завода началась процедура банкротства. Осенью 2003-го, когда предприятие находилось в конкурсном управлении, его глава Левик Манукян обратился к другому кредитору – ООО «Анекс» – с предложением выкупить задолженность у Сбербанка. Компания дала согласие, однако провести сделку не удалось, поскольку на часть задолженности был наложен арест решением Кировского райсуда по исковому заявлению «Ф-Консалтинг». Правда, ответчиком в иске фридмановской фирмы к банку почему-то значилась гендиректор гостиницы «Маяк» Людмила Воробьева, не имеющая отношения к спору между этими двумя юрлицами.

В конце октября 2003 года омский арбитраж признал молокозавод банкротом, а в августе 2004-го вынес определение о его ликвидации. При этом, со слов менеджера по расчетам «Ф-Консалтинг» Елены Гичевой, в марте 2004-го, согласно договору уступки права требования, по указанию Ильи Фридмана компания перечислила Сбербанку более 11 млн рублей для погашения кредита молокозавода.

В том же 2004 году завод был продан на аукционе, который почему-то проходил в Москве. Как следует из материалов правоохранительных органов, оценка данных объектов перед выставлением на торги была проведена без предоставления правоустанавливающих документов и без учета части имущественного комплекса, в частности оборудования завода, что повлияло на уменьшение оценочной стоимости этого лота.

Торги, в которых также принимал участие «Завод стройконструкций» Олега Золотова, выиграло некое ООО «П-1», на тот момент возглавляемое нынешним управляющим сетью АЗС «Топ Лайн» Романом Вольфом. Купив обанкротившийся завод за 10,7 млн и зарегистрировав принадлежащее ему имущество, компания продала эти объекты фридмановской «Ф-Консалтинг».  

В течение пяти лет после этого экс-директор молокозавода Левик Манукян пытался привлечь к уголовной ответственности за мошенничество Илью Фридмана, Романа Вольфа, Людмилу Воробьеву и конкурсную управляющую Аглаю Лясман, однако правоохранители всякий раз отвечали отказом.

Отряд не заметил потери бойца?
Успешно пользуясь чужими банкротствами, «Ф-Консалтинг» в итоге сама не избежала этой участи – 20 января 2011 года арбитражный суд признал компанию несостоятельной и ввел в ее отношении процедуру наблюдения. Однако любопытно, что иск о банкротстве подал один из приближенных Фридманов (ныне – директор ООО «Маяк») – предприниматель Евгений Насонов, которому «Ф-Консалтинг» задолжала довольно скромные 150 тысяч рублей. И это не могло не навести на мысль о том, что сенсационное банкротство может быть хорошо спланированной акцией по уходу от каких-либо обязательств.

Конечно, позже объявились и другие кредиторы – всего около десятка. Самую крупную сумму – 328 млн рублей – компания задолжала некоей Company ROSSAROUS HOLDINGS LIMITED. Однако, как выяснилось, право требования этого долга было перекуплено у другого фридмановского предприятия – ООО «Топ Лайн». В итоге в октябре 2012 года в компании, признанной банкротом, было введено конкурсное управление.

Впрочем, на сохранность основных активов фридмановской империи потопление флагмана (который, к слову, пока еще не ушел на дно) никак не повлияло. Более того, в последнее время Фридманы ринулись активно осваивать новую для себя сферу – жилищное строительство. Так, в марте этого года принадлежащая жене младшего Фридмана Наталье компания «Красный квадрат» выиграла три четверти муниципальных аукционов на строительство малоэтажек для расселения омичей из аварийных домов – в три раза больше, чем один из главных застройщиков Омска Олег Золотов.

Малоэтажное строительство стоимостью в миллиард рублей Фридманы развернули на собственном участке на Левобережье, аккурат за «Долиной нищих», и проект под названием «Рябиновка» уже успел получить как положительные отзывы властей, так и массу негатива со стороны заинтересованных рядовых омичей. Причиной жалоб будущих переселенцев стали «хлипкость» построек, их схожесть с бараками, удаленность от главных городских магистралей и отсутствие необходимой инфраструктуры. Ее строительство пока лишь в перспективе, и чтобы добраться до ближайшей школы юным жителям Рябиновки придется ежедневно преодолевать 2,5 км.
Недовольство уже принимало форму массовых волнений, и, возможно, следует ожидать новой волны народного негодования в середине ноября, когда застройщик должен сдать первые 23 дома.

Куда ветер дует
Можно с уверенностью утверждать, что Фридманы – один из самых успешных омских кланов. Ни попытка уголовного преследования со стороны Манукянов, ни банкротство «Ф-Консалтинг» (впрочем, довольно сомнительное), ни недовольство будущих жителей Рябиновки не смогли пошатнуть основы их финансовой империи и стать сколь бы то ни было серьезной угрозой ее будущему процветанию. И при этом клан Фридманов является также и самым аполитичным. Фридман-старший, имея за плечами депутатское прошлое, теперь наращивает свое влияние исключительно как благотворитель и глава попечительских советов, особенно рьяно отстаивая интересы еврейской диаспоры. А Фридман-младший пока и вовсе не был замечен в каких-либо проявлениях политических амбиций.

Конечно, не исключено, что отец и сын будут оказывать молчаливую поддержку какой-либо политической силе, уже действующей или еще не появившейся на региональной арене. Однако еще более вероятно, что дальнейшее расширение их бизнес-империи будет происходить автономно и не потребует участия в политических дрязгах.

Можно предположить, что Фридманы, которые до этого успешно двигались экстенсивным путем, разрастаясь вширь и открывая для себя все новые и новые горизонты, продолжат и дальше придерживаться именно этой стратегии. Тем более что сейчас, в условиях нестабильного экономического положения в стране и, как следствие, повышенных рисков, идея максимальной диверсификации бизнеса особенно актуальна.

С другой стороны, вполне возможно, что отец и сын все же решат пожертвовать одними своими проектами ради развития других – например, того же строительства, ведь площадь принадлежащего им земельного участка на Левобережье в разы больше размеров будущей малоэтажной Рябиновки. В поддержку этой теории может служить и тот факт, что в сентябре этого года Геннадий Фридман передал помещения центра современной медицины «Евромед» возле «Зеленого острова» своей дочерней компании – по мнению экспертов, этот шаг мог быть сделан для подготовки медцентра к продаже на более выгодных для Фридманов условиях.   

Еще одним интересным вопросом остается возможность появления на бизнес-арене представителя третьего поколения этого клана, ведь, в отличие от Фридмана-старшего, Илья Геннадьевич – многодетный отец, и его старший сын уже достиг того возраста, когда можно и нужно реализовывать свой предпринимательский потенциал, если таковой имеется. Впрочем, пока Марк Ильич громко заявлял о себе лишь как о трудном подростке и школьнике-хулигане. Десять лет назад, будучи семиклассником, он настолько запугал других учеников лицея №64 своей конфликтностью, жаждой рукоприкладства и дружбой со взрослым сыном отцовского соратника Юрия Бондаренко, что на эту проблему обратили внимание СМИ, а родительское собрание потребовало исключить Марка из школы. К слову, до этого та же история разворачивалась в школе №115, откуда Марк, несмотря на богатого и влиятельного папу, был благополучно исключен.

Впрочем, в ближайшие годы бизнес Фридманов вполне может эффективно развиваться и без вливания свежей крови. Геннадий Шмерельевич пока не спешит отойти от дел, а Илье Геннадьевичу пока всего 46 – столько было его отцу, когда он только-только вступил на путь предпринимательства и еще даже не начал закладывать камни в основание будущей семейной империи. То есть, по отцовским меркам, все самое главное у Фридмана-сына еще впереди. Не исключено, что заинтересованных читателей также ждут новые открытия, связанные с финансовой империей Фридманов, ведь в официальных российских базах собственников предприятий не числятся активы в силиконовой долине и на далеких офшорных островах.

 

Фото из открытых Интернет-источников

Все рейтинги

Как вы проведете грядущие выходные?

Всего голосов: 80
 
разработка сайтов
Рейтинг@Mail.ru