1117 0 13-11-2013

Теремощ

Нет, вначале все, как обыкновенно: «степь да степь кругом», а посередине, можно сказать, бесхозный терем-теремок. Но тут как-то задул ветер, потом пошел дождь, затем снег, пурга, короче, похолодало, и шмыгнула в теремок мышка-норушка. Следом лисичка-сестричка, дальше больше – пошло-поехало. Набился терем под завязку! Плюс размножаться затеял. Там, где одна мышь вековала, уже выводок. Где лиса в одиночку яичницу жарила, глядь – кодла, где волк – стая... Так нет бы мирно сосуществовали, грызться удумали. Благо медведь их прикрыл, чуть стихли.

Тем временем в связи с перенаселением теремка и близлежащая степь потихоньку застраивалась, да и дальняя тоже. Целые микрорайоны вымахали! А главное – жители их совсем друг на друга не похожи. Кто по-мышиному пищит, кто по-волчьи воет, кто мяском пробавляется, кто вегетарианец и так далее.

Те, кто с самого початка в тереме, по-прежнему там. Кто ж из центра добровольно на окраину подастся? Тем не менее жизнь в отдалении тоже бурная, вплоть до добычи ископаемых и развития животноводства. Обитатели, как дед и баба из «Курочки Рябы», жить-быть хотят. Вот и привлекают сторонников, адептов и эмиссаров.

И что интересно, все выдвигают национальную идею, что лиса, что медведь, а давайте, мол, объединим наш Теремище и будем взаимовежливы и культурны.

М-да, хоть говорят одно и то же, а ничего не выходит. Действительно, с каких пор мышь чтила лису, а лиса волка? И не по внешнему виду, а по лозунгам. Мышь: «Все силы на борьбу за зерновые!» Лиса: «Каждому по куриному окороку!» Ну и волк там что-то про мясо. Всякому из Теремища хочется своего, вкусненького. А как сделать, чтоб население удовлетворяло? Необходимо их объединить под своей, личной национальной, мышиной ли, лисичьей ли, неважно какой, идеей. Заговорило, запоказывало, запечатало... И, ишь ты, подействовало! В иных подъездах целые этажи то куриц потребляют, то пироги пекут. А некоторые, в частности, даже курники – пироги с курятиной под сметану! Короче, «все смешалось в доме Облонских».

А единение?

Медведь даже название своей берлоге присвоил – «Единая Теремища», а толку как от козла молока. Ну разве что лапой погрозит или в полрыка рявкнет, тогда – да, тогда все на добровольных началах, как при Советах, – в колхоз, или на всю зарплату – облигации...

Ан, все одно на пельмешки тянет. И чтоб мяс как минимум три: говядина, свинина, курятина, можно для пикантности медвежатинку – вот такое разнообразие мнений. По-заграничному – плюрализм и демократия. А ведь такие слова наш народ отпугивают, он сразу вздрагивает и бегом по хатам. В смысле, по подъездам, на этажи, в квартиры и шмыг – под одеялы. Под ними, одеялыми, хоть и темновато, зато тепло и все родное, даже если пукнул от нервов.

И вообще, страхом потянуло, когда на седьмых-восьмых этажах возникли переселенцы с далеких чердаков, а по первому и второму зашмыгали тени из глухих подвалов. Не юркие мышки с хвостиками, но натуральные крысы с фиксами, не милые курочки-уточки, но горные орлы с кинжалами. Главное, давай права качать. Деск’ть, мы такие же граждане Теремощи, тока у нас своеобычные традиции и законы. Им мирно поясняют, нет уж, законы у нас одни на всех, а другие – это за границей.

Однако за границу не хотят. В Теремище хоть и законы, но их к исполнению не обязательно, поскольку демократия. А там враз по стенке размажут за любое непослушание, потому что тоже демократия, но на уровне концлагеря.

А может, на все взглянуть иначе? Коль люди хотят единиться, быть вместе и дальше дружно радоваться жизни, им, наверное, надо бы любить друг друга. Без любви мало что клеится. Но вся беда, в Теремище больше желают сами быть любимыми, нежели разоряться на пылкие чувства к другим. Мол, «скорей любите нас, вам крупно повезло». И ходят по демонстрациям с огромными транспарантами, какие они красивые и достойные. Прямо не влюбиться в них – грех.

Но сказано: «Возлюби ближнего своего, как самого себя». Вот и весь секрет.

Вот потому некоторые и ерничают, это просто невозможно и никогда не случится. Но если внимательно подумать, изгаляются люди более-менее благополучные, положившие кое-что в закрома. Они-то бедолаги воспринимают единение по старинке, как вступление в колхоз. Дескать, если я с кем-то объединюсь, делиться придется. Товарищи не понимают... Тут не в скарбе дело – в душе.

Тут к какому Богу ни обращайся, у всех звучит одинаково: «Господи, пусть Царствие Твое станет Царствием нашей Любви!»

Все рейтинги
Get Adobe Flash player

Как вы проведете грядущие выходные?

Всего голосов: 82
 
разработка сайтов
Рейтинг@Mail.ru