2259 1 30-10-2013

Пусть говорят?

 

На фоне событий прошлой недели для традиционной авторской колонки «Домашней газеты» я решил выбрать то, которое произошло не в Омске, но тем не менее, увы, имеющее к нашему региону самое непосредственное отношение. Речь идет об эфире ток­шоу Андрея Малахова «Пусть говорят» от 23 октября, в котором приняла участие жительница села Большой Атмас Черлакского района Оксана Кукина. Та самая, чей муж Максим Калинин зверски убил сына – первоклассника Колю Кукина, и, по всей видимости, пропавшую несколько лет назад школьницу Полину Назарову.

Эта история, о которой «ДГ», как и все омские СМИ, писала на протяжении не одного номера, повергла в шок всех омичей. И новые жуткие подробности злодеяний Максима Калинина по­прежнему попадают в прессу, да и будут еще попадать по ходу работы следственных органов. В случае же с популярной телепрограммой у меня, как у человека, за годы работы в журналистике привыкшего ко многому, возникает только один вопрос.

Нет, я не собираюсь спрашивать, зачем передача «Пусть говорят» пригласила Оксану Кукину на съемки. Жанр этого шоу мне абсолютно понятен, как и принципы его работы. Программа Андрея Малахова регулярно берет для обсуждения шокирующие происшествия. Жаль только, что до реального решения проблем команда популярного шоу доходит не всегда. Поскольку, как видится, основная задача проекта – это воздействие на нервы зрителей и, заодно, удержание высоких рейтинговых позиций.

Не сильно интересно и то, зачем сама Оксана Кукина решилась показаться зрителям всей страны после того, что произошло. Не исключено, как пишут, что за участие в передаче ее герои и антигерои получают приличные деньги. А может быть, жительница Черлакского района захотела как­то оправдаться перед людьми, ведь о том, что она знала об убийстве сына и, тем не менее, по­крывала мужа перед полицейскими, широко известно. В любом случае у этой несчастной, но, честно говоря, вызывающей очень мало сочувствия женщины, скорее всего, произошло серьезное, если не окончательное, смещение нравст­венных ориентиров.

Мой же вопрос адресован не создателям и не участникам телешоу,
а современному российскому обществу, составляющему, в том числе, аудиторию программы Андрея Малахова. И звучит он так – зачем мы вообще это смотрим? Что мог и хотел уяснить из этой передачи рядовой зритель? Подробностей жуткой черлакской истории, как я уже упоминал, полно в газетах и информационных интернет­сайтах.
О глубоких социальных причинах произошедшего из программ типа «Пусть говорят» узнаешь едва ли. Наблюдать же за сломленной и потерявшей всякое моральное право обращаться к миллионам людей женщиной – удовольствие так себе.

И тем не менее, по всей видимости, в подобных телешоу мы ищем именно то, что предлагают нам ее авторы.
А именно: раздражения эмоций, возможности, да не покажутся кому­то циничными мои слова, пощекотать нервы на фоне реальной трагедии. Это значит, что сама эта трагедия воспринимается нами (конечно, не всеми и не на сто процентов, но все­таки) просто как некий кровавый блокбастер. И это весьма и весьма печально.

Конечно, стремление стать объектом сильного эмоционального воздействия свойственно человеку. В античном мире, например, этой цели служил театр. Но он все­таки рассказывал придуманные истории и заставлял человека делать из увиденного и прочувствованного моральные выводы. Сейчас же складывается ощущение, что телевидение перерабатывает совершенно реальную человеческую жизнь и смерть в чистый продукт шоу­бизнеса. За которым никаких нравственных выводов не следует. И надо понимать, что нам будут все это показывать, пока мы сами не откажемся это смотреть.

Все рейтинги
Get Adobe Flash player

Какое направление для отдыха вы выберете этим летом?

Всего голосов: 345
 
разработка сайтов
Рейтинг@Mail.ru